. Ильг Лилия. Юбилей

В гости принято ходить парами. Мой баварец к русским в гости отказывается ходить принципиально. Не любит он снимать туфли в коридоре и шлепать по полу босиком. От вида столов, прогибающихся под горами салатов, пельменей, голубцов, плова, икры мой благоверный теряет аппетит совсем. А постоянное подливание спиртного в рюмку вводит его просто в ступор. Зато свою бутылку пива он может тянуть весь вечер.

Насчет одежды, типа костюма-тройки и галстука к нему, ближе, чем на пушечный выстрел, лучше не подходить. Джинсы содрать с него можно, только устроив «Бурю в пустыне». Кепку с эмблемой своей любимой футбольной команды он снимает, когда идет спать.

Недавно нас пригласили на юбилей, и благоверный согласился только тогда, когда я пригрозила разводом. Помогло также и то, что празднование проходило в баварском ресторане. В компании местным был только мой благоверный. Его прикид особенно бросался в глаза на фоне нарядной компании. А когда он озвучил свой запас русских слов, я готова была провалиться сквозь землю. Странно, но почему-то ненормативную лексику иностранцы из русского языка усваивают лучше. Слова «Разгильдяй, сам дурак и говнюк» были не самыми ругательными. Русскоговорящие коллеги научили моего благоверного еще более крепким выражениям. Увидев мой грозный взгляд, муж выдал: «Солничко, рипка, мама дарагая!».

Сначала мы выпили за юбиляра, потом за родных и близих, часа через два говорили все и пили, кто за что. Затем из дома привезли магнитофон, и пошли танцы до упада.

Мы веселились долго, плясали, даже водили хоровод, пели «Каравай, каравай…» Немцы, сидящие в других залах, смотрели на нас более чем удивленно. А трус-муж вообще сбежал домой, сославшись на головную боль. Не понимают они нашего менталитету, ни попить тебе, ни поплясать, скукотища, совсем жить не умеют.