. Евгений Вильк. Личная жизнь и грезы короля

Мы продолжаем печатать главы о Людвиге II из новой книги Евгения Вилька, посвященной истории баварских династий правителей

25 августа 1866 года, когда еще не улеглась буря «немецкой войны», Людвигу исполнился 21 год. Возраст этот римляне когда-то считали совершеннолетием. В современной Людвигу Европе планка совер совершеннолетия давно уже понизилась до 18-ти. Австрийский император Франц Йозеф, приходившийся Людвигу дядюшкой по матери Софии, родной сестре Людвига I, женился в 18 лет. Обязательного в столь ранней женитьбе ничего не было: и отец, и дед Людвига сыграли свадьбы в несколько более зрелом возрасте. Но все же в 21 год о браке уже начинали думать. Для династических правлений с этим событием связан и вопрос наследования, и создание новых политических союзов. Да и кроме всего прочего, Людвиг, стройный, прекрасно сложенный юноша, давно уже вступил в те лета, когда, по словам Пушкина, «нам кровь волнует женский лик».
Портрет молодого Людвига украшал тогда многие поэтические альбомы мюнхенских барышень. «Ты счастливый человек, — заметил внуку экскороль Людвиг, — перед тобой не сможет устоять ни одна женщина». Целый ряд этих женщин, замечтавшихся слишком сильно, оказались тогда пациентками психиатров. Самого Людвига, правда, это восхищенное внимание, кажется, не очень трогало. Биографы короля рассказывали впоследствии о том, что еще студентом Людвиг решительно отвергал всех представительниц «полусвета», готовых оказать ему свою благосклонность.
В одном из писем главе правительства (!) он признавался: «У большинства молодых людей в их отношениях к иному полу примешивается чувственность; я проклинаю это». Молва о девственности и женоненавистничестве баварского короля получила вскоре широкое распространение. Еще при жизни Людвига появится на французском языке роман Катула Менде «Король-девственник», где в образе «короля Тюрингии» все узнают короля Баварии. «Так вот она —женщина! Вот она — любовь! Вот тот грязный финал, которым завершаются все мечты и нежности!», — так воскликнул герой Менде, увидевший в траве крестьянскую пару, занимавшуюся любовью. Реальный Людвиг очень напоминал этого героя. Но все же действительность была сложнее.
В Мюнхене блистала в то время венгерская актриса Лила фон Бюловски. Людвиг особенно восхищался ею в роли шиллеровской Марии Стюарт. После одного из ее представлений впечатлительный Людвиг ринулся ночью в придворную Церковь Всех Святых, приказав немедленно ее отпереть, чтобы помолиться за упокой души шотландской королевы. Лила была замужем. имела четверых детей. Тем не менее, это не помешало развитию весьма двусмысленного романа между ней и Людвигом. Много раз по приглашению короля она посещала его замок Хоеншвангау. Письма к ней, к «моей любимой подруге», как величал ее Людвиг, наполнены словами восхищения. В то же время до нас дошли и другие признания разных лиц из мужского окружения Людвига: «Лила бросилась как-то к его ногам во время прогулки в санях, актриса столь энергично «наступала» на короля, что он попятился в угол комнаты, она говорила, что он был «холоден как рыба». Создается впечатление, что зрелая женщина пыталась соблазнить целомудренного юношу, который стойко противился ее натиску. В любом случае, этот первый «роман» короля, как и все последующие, был насыщен бурными полярными перепадами чувств и преувеличенными реакциями: он предписывает ей в 24 часа покинуть Мюнхен, потом раскаивается и снова оказывается «у ее ног», затем вновь запрещает ей выступать на сцене.
Людвиг уже помолвлен с Софией Шарлотой, но приглашает актрису на прогулку на свой Остров Роз на Штарнбергском озере (остров находился почти напротив замка, где вместе с родителями жила София!). Как рассказывала впоследствии семидесятилетняя Лила, после обеда Людвиг подал ей руку и повел на прогулку по острову, действительно утопавшему в цветах. Людвиг сам срывал их и передавал Лиле. День был дождливый, легкая обувь ее намокла и перчатки тоже были влажные, так что принимать все новые и новые мокрые букеты не доставляло женщине большого удовольствия. Людвиг заметил это, забрал у нее розы и сказал, что тогда он сделает ей подарок «в иной форме». Актриса надеялась, что он намекает о дорогом украшении. К ее большой досаде, она получила через некоторое время засушенные цветы. Визиты Лилы в конце концов сильно обеспокоили королеву-мать. Она приглашает актрису к себе и объясняет ей, что король не сможет жениться, пока она не уедет из Баварии. Она дает слово покинуть страну…
Платонически восхищаться женщиной, видеть в ней отблеск идеала, — к этому призывал впитанный Людвигом дух немецкого романтизма. Восхищение доходило до обоготворения. Причем наличие одного божества, кажется, не очень мешало одновременному почитанию другого. В сфере идеала не столько господствовал политеизм, сколько платонические представления о незримом и несказанном «абсолюте», отражающемся в разных более или менее чистых зеркалах. Взор утопал в созерцании высшего источника света, не очень заботясь о чувствах земного носителя идеала и об окружающих земных условиях и приличиях.
Так, наряду с Лилой в первые мюнхенские годы еще два «возвышенных образа» появились рядом с Людвигом. «Возвышенных» и в самом буквальном смысле слова — две императрицы стали объектами вздохов коронованного юноши: австрийская императрица Элизабет, вошедшая в историю как Сиси и русская императрица Мария Александровна.

Другие материалы из рубрики «Людвиг II»

Другие материалы из рубрики «Туризм»

Другие материалы из рубрики «Путеводитель»