. Валера Зайцев. «Китайцев» больше есть не будем!

О том, как растут цены и как нас при этом пытаются одурачить

Все, кто работает в бюро, знают, что где-то в районе часа дня под ложечкой начинает противно ныть. Нытье это к половине второго усиливается, а к двум переходит в самый настоящий стон. Желудок урчит, входит в контакт с коллегами. Начинаются перемигивание и перекличка. Заканчивается все это громким вопросом откуда-то из угла: «Ну, что «китайцев» сегодня едим?» В переводе на русский фраза означает: «Едим мы сегодня лапшу или рис из соседнего китайского имбиса?» Первые два дня в неделю следует ответ: «Да!» Потом «китайцы» начинают  надоедать, переходим на «Эдеку» или на какие-нибудь «чики-мики» из американского «шнель-фута» (слово-то какое мы придумали!). И все по-новому начинается со следующей недели.
Такой круговорот «китайцев», «Эдеки» и «американцев» продолжался несколько лет. Недавно из него выпало одно звено. Колесо, правда, от этого квадратным не стало и продолжает катиться дальше: только теперь без «китайцев». Произошло следующее.
Сначала (где-то в середине лета 2007) из лапши и риса исчезло мясо. На вопрос: «Где?» узкие глаза продавцов становились большими «московскими», но цыпленок от таких чудесных превращений в бумажной коробочке не появлялся. К концу лета мясо исчезло напрочь. Потом сильно уменьшилось количество соуса. Того самого — кисло-сладкого. Его было как в  известном анекдоте. Жена и муж сидят в дорогом ресторане. Муж: «Почему тарелка мокрая?» Жена: «Не так громко, дорогой! Это твой суп!» Потом содержимое без мяса и соуса тоже начало сокращаться. Цена при этом во всех вариантах оставалась прежней: 4 еврознака за порцию. Мы, конечно, иногда злились, иногда возмущались, но сделать ничего не могли: крокодил их — как хотят, так и измеряют. Но у каждой чаши есть край, у каждого терпения — свой порог. В прошлый вторник решили: «Сегодня в программе — «китайцы». Собрали деньги и послали гонца. Когда он поставил принесенное на стол, реакция у присутствующих была общая: «Это что такое?» Коробочки показались нам уж очень маленькими. «Они, что, снизили цены?»

—Да нет. Все по-прежнему. 4 евро — порция.
Мы не поленились и достали из мусорного ведра коробочки от «вчера». Поставили их рядом. И увидели. То же самое увидите и вы, когда посмотрите на фото.
Вот теперь вы понимаете механизм повышения цены без их видимого изменения. Правда, как надолго мы разлюбили восточный имбис по соседству — не знаем, потому что то же самое  происходит и во всех других точках, где продают продукты питания населению. Приходится или принимать правила игры, которые тебе даже не предлагают прочитать, или объявлять «бойкот». Мы выбрали последний вариант. Наш договор — не есть «китайцев» — пока действует один месяц. Как долго мы продержимся без лапши и риса?

Другие публикации из рубрики “Интеграция”