. Инна Савватьева. Солнце восходит на Востоке

Очередной визит бундес-канцлерин в Китай
Отпускной сезон закончился. Министры немецкого кабинета потихоньку возвращаются из отпусков. Неутомимая Ангела Меркель, сделавшая темой августа «защиту окружающей среды», отправилась развивать ее в Пекин, выделив для визита аж целую неделю, что подчеркивает несомненную важность этой поездки. Во время своего первого визита в Китай она уже затрагивала все темы, которые обсуждались в году 2007: защита потребительского рынка, интеллектуальной собственности, окружающей среды. Только с каждым годом эти вопросы становится все труднее обсуждать с партнером, который явно сильнее и могущественнее Германии: и просто по количеству населения — сравните 80 млн. с одним миллиардом, да и интеллектуально.
В 1980-е годы, когда Китай был снова «открыт» как «фабрика мира», мало кто задумывался о том, что произойдет, когда сырьевой придаток выйдет из коротких штанишек. Среди немецких голосов тогда довольно громко звучал голос бывшего бундес-канцлера Шмидта, предсказывавшего Китаю будущее мировое лидерство практически во всех областях.
Правда, тогда казалось, что граница между развитой Европой и полусредневековым Китаем настолько велика, что голоса пророков потонули в общем шуме, затеянном немецкими корпорациями на тему перенесения производства на Восток. А соблазн был, несомненно, велик. Огромная разница в стоимости рабочей силы на фоне  чрезвычайной работоспособности и прилежности китайцев делала эту идею чрезвычайно привлекательной. В течение 1990-х годов шло планомерное переселение производства в Китай. Идеи по-прежнему рождались в центральных офисах немецких городов, а вот их реализация происходила уже не здесь. К 1995 году даже ведущие инженеры Сименса затруднились бы с первого взгляда точно определить, где был произведен их телефон. Тенденция делать все в Китае охватила практически все передовые индустриальные страны.
Ни для кого не секрет, что многие ведущие модельные дома Европы шьют свои коллекции в Китае. Первая тысяча вещей является оригинальной. Но лекала остаются на фабрике… Схожие тенденции происходят повсюду. И уже нет необходимости заниматься пиратством на уровне изобретения похожего. Зачем? Если в руках есть оригиналы, а контроль чрезвычайно затруднен.

Пекину постоянно приходится выслушивать обвинения в массовом производстве китайскими предприятиями «пиратской» продукции. Подделывают все — обувь, одежду,
аксессуары, лекарства, автомобильные комплектующие, программное обеспечение.
Немецкие фирмы несут миллиардные убытки и сетуют, что понятие «защита интеллектуальной собственности» существует в КНР лишь на бумаге. В прошлом году во время визита Меркель премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао заявил: «Китай заинтересован в привлечении передовых технологий из Германии, и мы торжественно обещаем, что будем защищать интеллектуальную собственность».
С того времени мало что изменилось. Как найти верный подход к восходящей сверхдержаве, которую отличает стремительное экономическое развитие и огромный потребительский рынок? Федеральный канцлер Меркель попыталась сделать это в Пекине, сочетая осторожную критику с демонстративной готовностью к сотрудничеству. Китай слишком важен, и отношения с ним портить нельзя — экономически нерентабельно. К тому же страна средней величины, какой является Германия, не имеет достаточных средств для оказания давления на властителей Поднебесной империи. Этого не в состоянии достичь даже такая супердержава, как США. Тот, кто хочет  участвовать в освоении китайского рынка, вынужден делать неприятные уступки по некоторым, если не всем, вопросам.
Визит Ангелы Меркель — немного вынужденная попытка попытаться показать колоссу, что ноги у него все равно еще глиняные, что все-таки пока еще «марксовская» надстройка (интеллект, знания) являются более важными и определяющими. Вопрос лишь в том, как долго сохранится эта ситуация. Те темпы роста, которые демонстрирует Китай, показывают, что еще мы станем свидетелями больших изменений. Неизменно лишь то, что солнце восходит на Востоке.