. Инна Савватеева. Из Мюнхена в страну каблуков и шпор

Редакция дала задание, корреспондент ответил «есть»

Когда начинаешь писать об Апулии, вспоминается почему-то Апулей, автор «Метаморфоз» (на самом деле к Апулии отношения никакого не имеющий и вспоминающийся лишь по созвучию звуков).

Вотясплетутебенамилетскийманерразныебасни,

слух благосклонный твой порадуюлепетоммилым,

еслитолькособлаговолишьты взглянуть на египетский папирус,

исписанный острием нильскоготростника;

ты подивишься на превращениясудебисамыхформчеловеческихинаих

возвращение вспять тем же путем, в прежнее состояние. Я начинаю.

img_8575

Белые скалы заповедника в Гаргано уходят в бирюзовое море

Мы выезжаем из Мюнхена в 20.00 , и через час уже покупаем виньетку на австрийской границе. Медленно на скорости 100 км/ч (только что введены жестокие ограничения)пробираемся по потемневшей Австрии до Бреннера. Там — снова виньетка и итальянский автобан. Грузовики, грузовики, грузовики. Экономика стран живет и наполняется новым свежим дыханием. В Альпах совсем темно, но уже к половине четвертого небо начинает светлеть. К пяти мы съезжаем с автобана и въезжаем на «шпору».

Здесь начинается Апулия. Она продолжается до самого юга, до самого кончика каблука, включив в себя границы с двумя морями — Адриатическим и Ионическим.

Море все это время сопровождает нас. Оно рядом, вдоль автобана. Но мы как-то не заметили, когда оно поменяло цвет: из серо-грязноватой палитры региона Риччоне и Сан Марино ушли, исчезли все темные тона. Наружу вышли бирюза и лазурь. Белые скалы вдруг начинают обрушиваться в это чистейшее, свежайшее море, которое зовет окунуться в его воды. Зову следуем немедленно.

А потом начинается исследование окрестностей. На этом маленьком «каблуке» собрано столько культуры, истории и достопримечательностей, что можно смело оставаться здесь жить на долгие месяцы, переезжая каждый день из одного места в другое. И не наскучит! Подтверждаем!

Вот только несколько городов, которые мы посетили.

Альберобеллло

Признаемся честно, никогда и не слышали до того о существовании этого города, входящего в список городов ЮНЕСКО как объектов особой художественно-исторической ценности. Город трулли. Кто такие? Интернет ответа не дал. Короткая информационная справка: это особый вид архитектуры. Но любая архитектура связана с традицией и соответственно народом. Про народ нигде ни слова. При этом киоски заполнены всякой сувениркой с магическими символами. Достаточно развитая языческая культура какой-то сказочной страны из какого-то непонятного времени.

trulli-bw

Единственное двухэтажное здание в городе «гномов» — церковь XIX века

Истоки этой архитектуры лежат точно где-то в неолите или палеолите. Принцип строительства прост. Камней в Апулии больше чем земли. Поэтому брались плоские камни и укладывались друг на друга: каждый слой с небольшим отступом вовнутрь. Где-то свод сходился. Поэтому окон не было: только маленькие двери, через которые современный человек проходит с большим трудом. Когда дом начинал требовать ремонта, его просто разбирали и на его месте строился другой. Сначала эти дома были имели в плане просто один круг. Потом к нему стали добавляться другие (что-то вроде еще одной комнаты-спальни), потом еще. Сейчас трулли — символ этой местности — можно даже приобрести в собственность. Стоит по сравнению с немецким жильем намного меньше. Ну и комфорта (заметим в скобках!), конечно, тоже маловато. В городе Альберобелло все-таки есть одна постройка,датированная 1559 годом, как указано на архитраве двери, но верится в это с трудом.

Совет: поезжайте в этот город с детьми. Единственная, уникальная возможность показать им «самый настоящий» город, в котором жили гномы!

Маршрут продолжается.

todtstadt

Город «мертвых» — Матера

Мы заезжаем в Матеру. Слышали когда-нибудь? Это — один из самых старых городов мира, город, входящий в список ЮНЕСКО как культурное наследие мира. Средневековые хронисты назвали его «Зеркалом разъяренного неба», а Мел Гибсон именно здесь (а не в Палестине)снимал финальные сцены своих «Страданий Христа». До него Паоло Пазолини был со съемками «Рождения Христа», а в промежутках сняты десятки фильмов о раннем христианстве. Потому что нет в мире более подходящей кулисы для воспроизведения «той» действительности. Здесь не надо ничего выстраивать и изображать. По нему прошлись греки, римляне, лангобарды, византийцы. В самом конце 1 тысячелетия сарацины опустошили и без того пустое поселение. В XI веке наступил расцвет: городом правили норманны. Матера стала даже королевской резиденцией. Потом Штауфены (род, хорошо знакомый нам по немецкой истории) и анжуйские правители продолжили это славное дело. Нонатихихскалахпостояннопроисходилибитвыивойны. И вплоть до середины XXвека люди жили в пещерах, вход в которые был перекрыт плоскими камнями. В 1944 году писатель Карло Леви написал книгу «Христос остановился в Эболи», в которой он в том числе осветил ужасное, катастрофическое санитарное положение города: воду собирали дождевую, освещались домасвечами. В семьях было до 20 детей, но выживали из них 2-3. Франческо Роси снял одноименный фильм. И тогда всему миру стало известно о существовании в середине XX века уголка земли, где время остановилось в неолите. В 1960-х годах состоялось массовое переселение жителей в новые районы. А мертвый город стал памятником, музеем под открытым небом.

Мы торопимся. У нас еще один день и надо посетить «белый» город Остуни и пещеры в Кастеллано. Хотя впечатлений уже так много, и, кажется, путешествие длится, по меньшей мере, месяц, мы еще способны «открыть» рот, приближаясь к Остуни. Взлетающий на скалу белый город производит сильнейшее впечатление. Он действительно настолько бел, что слепит в глазах. И цветущие красные, фиолетовые, сиреневые деревья только усиливают контраст. Три города на маленьком пятачке истории. Все настолько разные, что их хватило бы на три государства. Но впереди еще — подземный «город». Мы спускаемся на 50 метров. Палящее солнце просвечивает сквозь прорубленное «окно в потолке» первого зала где-то очень далеко вверху. А под землей с потолка свешиваются сталактиты, результат выпадения в осадок углекислого кальция, из недр земли «растут» сталагмиты. Наверно, Кунгурская пещера больше и красивее, но здесь, в Кастеллано, мы поняли, что нам и так достаточно красиво и что вообще с культурой надо «завязывать», потому что и без того понадобятся долгие месяцы, когда увиденное отлежится в памяти и будет всплывать в ней неожиданно яркими картинками воспоминаний.

А сейчас к морю… К тому самому — бирюзовому, на «шпору»!