. Инна Савватеева. Огонь в честь короля

Людвиг II, самый знаменитый баварский король, ушел из жизни в 1886 году. Причины его смерти до сих пор остались невыясненными.  Но для большого числа людей, проживающих в Баварии, король никогда не умирал. И потому они ежегодно отмечают его день рождения.

Огонь в честь баварских королей Людвига I и Людвига II на горе Кофель в Обераммергау. Фото Мюнхена: Александр Иванов

Огонь в ночь с 24 на 25 августа в честь баварских королей Людвига I и Людвига II на горе Кофель в Обераммергау. Фото Мюнхена: Александр Иванов

В преддгории Альп есть небольшая деревушка Обераммергау. Пять тысяч населения. Из них — наверно, половина занимается единственным деревенским промыслом — резьбой по дереву. Другая половина — росписью фасадов. И все вместе они один раз в десять лет принимают участие в грандиозном спектакле «Страсти Христовы». Только родившиеся в этой деревне имеют право участвовать в церемонии «Избиения Христа», «Пути на Голгофу» и т. д. Те жители деревни, которые покинули ее, считают своим долгом вернуться на это время в деревню. Традиция спектакля насчитывает многие десятилетия. В свое время русский художник Верещагин (известный баталист событий русско-турецкой войны) даже переквалифицировался в писатели и подробно описал всю церемонию «Страстей». Свидетелем такого действа и стал однажды король Людвиг, чей замок Линдерхоф находится неподалеку от Обераммергау. Оно ему чрезвычайно понравилось. Если верить легенде, то после спектакля король каждому актеру подарил серебряную ложку, а исполнителю «Иуды» — оловянную (и косо на него посмотрел!). С тех пор стоит также на одном из местных холмов огромный каменный крест. А вот крест на вершине самой высокой горы был установлен уже после смерти короля. Именно на этой вершине ежегодно 24 августа в день рождения двух Людвигов — II и его деда Людвига I — устраивается костер в виде императорской короны. А факельное шествие роялистов, сегодняшних поклонников монархии и просто памяти королей-строителей проходит  в ночи с вершины в деревню. Но мы его уже не застали, потому что дорога вела нас домой, в Мюнхен.