. Ночной концерт, или Однажды на старый Новый год

Как-то мы с «группой товарищей» выехали в командировку. Дело было на Дальнем Востоке, под старый Hовый год. На улице трещал мороз. Изрядно продрогнув, мы с трудом дождались проводника, разносившего по купе обжигающий чай. Поужинав, мы с товарищем вышли покурить. В это время лязгнула вагонная дверь. И в проходе появился мужчина среднего роста с очень почему-то знакомым лицом. За ним — громадного роста верзила, из тех, кого принято называть «вышибалами». Когда они поравнялись с нами, я, неожиданно для себя, спросил:
— Простите, вы не Вадим Муллерман?
Мой товарищ был в военной форме, и мужчина, может быть, приняв нас за «кэгебешников», довольно неприветливо буркнул: 
— Нет.
И они с «вышибалой», протиснувшись мимо нас, прошли мимо.
— Нет — так нет. Может, мы действительно обознались. Да и откуда, собственно, взяться в этом промерзшем и богом забытом поезде известному эстрадному певцу! Имя его тогда, без всякого преувеличения, знали все. Еще бы, что ни песня — то хит. Чего стоит один лишь хоккейный марш — «Трус не играет в хоккей!», вмиг ставший у нас в стране знаменитым и тут же сделавший знаменитым его первого исполнителя — Вадима Муллермана. А были еще «Хромой король», «Как хорошо быть генералом», «Ладушка» и многие, многие другие…
Спустя какое-то время вновь распахнулась вагонная дверь, и «Муллерман» вместе с верзилой и с многочисленными «авоськами», пакетами, свертками вновь протиснулись в наш вагон. Поравнявшись со мной, мужчина вдруг спросил:«А почему вы решили, что я — Муллерман?
Понятное дело, я сказал, что являюсь поклонником таланта Вадима Муллермана, видел его на концертах по телевидению и «вживую», не раз слушал по радио. А знаменитый «Хоккейный марш» в его исполнении — это вообще шедевр!
— Нет, Миша, ты послушай, — обратился он к сопровождавшему его спутнику. — В этом зачуханном вагоне где-то на краю земли меня-таки узнали! Ну, тогда прошу вас ко мне в гости, в купе, — повернулся он, улыбаясь, к нам.

Товарищ мой застеснялся принять предложение, я же решил пойти. Сопровождавший певца Михаил, сноровисто и быстро накрыв стол, вышел из купе. Оказалось, что он отвечал за безопасность певца и поэтому не мог принять участие в застолье.
Муллерман оказался на удивление компанейским человеком, и вскоре мы уже были с ним на «ты». Вадим охотно рассказывал о себе, о своем пути на эстраду, о своих друзьях и знакомых.
М. Н., Мюнхен

Другие публикации из рубрики “Письма в редакцию”


Последние публикации из рубрики «Новости»