. Сходить налево

Ау, ребята! У кого в Германии есть дома русское телевидение? Думаю, таких не сосчитать. И наверняка все, у кого оно есть, не пропустят ни одного ток-шоу «Пусть говорят» с Андреем Малаховым. Истории там такие рассказывают — сердце разрывается. И пусть кто-то скажет, что их нанятые актеры разыгрывают, не в этом суть. А в том, что взяты они прямо из жизни. К тому же у многих героев — вполне известные и даже знаменитые имена и фамилии.
Одна из последних передач прямо-таки задела меня за живое. Ну, понятно, на экран-то я попасть не могу, а высказаться охота. Как Малахов говорит, мне есть что сказать.
Итак, рассказали историю известной актерской пары — Евгения Жарикова и Натальи Гвоздиковой. Они вместе уже много лет, взрослый сын, идеальный брак. И вдруг выясняется, что у него на стороне уже давно вторая семья, где растут двое детей — мальчику, если не ошибаюсь, десять лет, девочке — восемь. Родились они по обоюдному согласию родителей. Жариков был хотя и приходящим, но почти идеальным отцом: заботился о детях, делал им подарки, читал на ночь сказки и возил в Испанию на море и в Париж на Диснейленд. Но вот пару лет назад по какой-то причине решил со всем этим покончить. Тогда мамаша позвонила законной жене и объяснила ей, что к чему. Заодно еще и пару разоблачительных интервью весьма читаемой газете дала. А потом и на передачу к Малахову пришла. И не одна, а со своим адвокатом. Так, мол, и так, дети его, пусть и дальше платит. Жариков сам не пришел, но адвоката тоже прислал. И еще в зале видеопленку показали, где он говорит: извините, я только «донором» был. Семья у меня только одна, и очень мною горячо любимая. Они меня простили.. Так что от других родительских прав я отказываюсь. И с этой интриганкой ничего общего иметь не желаю.
Вот такая петрушка разыгрывается на телеэкране, А мне так тошно — хоть вой. Потому что я свое вспоминаю. Было это лет двадцать назад в Казахстане. Жена с ребенком на пару недель к матери укатила. Ну, я по молодости зачастил к ее подруге, она по соседству жила. Ничего не обещал, ничего не говорил. Вернулась жена, все прекратилось. Но через несколько месяцев по селу слухи поползли, что подруга та ребенка ждет. Я — к ней: мой ребенок? Она говорит: «А чей же еще? Только у меня к тебе никаких претензий не будет. Сама рожу, сама выращу». Ладно, думаю, пусть так. А когда впервые малыша увидел — мальчик родился — прямо-таки ахнул. Никакого ДНК не надо — вылитый я! Я жене тем же вечером все рассказал. И решил, что буду малыша с матерью так же обеспечивать, как свою семью. Нелегко, конечно, было, у меня ведь таких гонораров, как у народных артистов, не было, но за всякую работу брался, что деньги дает. И все село знало, что это мой ребенок. Только это недолго продолжалось. Уехала моя подруга и сына с собой забрала. Слышал я, что она потом счастливо замуж вышла, что другого мужика малец папой зовет. Пытался я их разыскать, да не смог. Хоть тоже на телевидение обращайся, только в другую передачу — «Жди меня». Только если даже найдут моего сына, большой вопрос, захочет ли он меня видеть.
Ха-ха, мужики, что я сейчас скажу, может, банально и даже пошло. Но — такова се ля ви. Когда налево сходить решите — вспомните, что от этого дети бывают. Ваша кровь, ваша плоть, ваше продолжение. Сколько бы вы на всю страну и даже на весь мир не лицемерили, что вы всего-навсего донор.

Евгений Ж., Мюнхен

Другие публикации из рубрики «Письма в редакцию»