. Татьяна Стоянова. Не по своему хотению, а по общинному велению…

«Приезжайте все, кто хочет, мы уж как-нибудь справимся» — с этим принципом приема еврейских эмигрантов Германия, похоже, рассталась надолго. Ушли в прошлое времена, когда для того, чтобы без особых препятствий попасть сюда на постоянное место жительства и получить мощную социальную поддержку, достаточно было лишь иметь в паспорте или свидетельстве о рождении запись о своей принадлежности к еврейской национальности.

За последние пятнадцать лет в ФРГ переселились примерно 200 тысяч евреев из республик бывшего Советского Союза. Однако только менее половины из них стали членами еврейских общин. Это обстоятельство наряду с другими стало одной из причин ужесточения правил эмиграции. Ведь основным условием облегченного приема было повышение численности еврейских общин. Однако, согласно неумолимой статистике, далеко не все вновь прибывшие спешили стать неотъемлемой частью общинного сообщества.
Согласно новым правилам, вступившим в силу с 1 января прошлого года, национальность уже не является единственным условием. Как заявил один из видных немецких политиков, «необходимо таким образом урегулировать иммиграцию, чтобы сюда не приезжали люди, которые не имеют никакого отношения к еврейским традициям». Отныне каждый, подавший заявление «по еврейской линии», должен представить экспертное заключение Центральной благотворительной организации евреев в Германии о возможности принятия его в одну из еврейских общин. Такое заключение может быть выдано также Союзом прогрессивных евреев. Это дает надежду на то, что право на эмиграцию будут иметь не только евреи по матери, но и по отцу. Однако они обязательно должны исповедовать иудаизм.
Еще одно весьма ощутимое для будущих эмигрантов новшество —они не могут в течение длительного времени зависеть от всякого рода социальных выплат. Поэтому им необходимо предоставлять документально подтвержденные сведения об образовании, профессиональном стаже, востребованности на рынке труда, на основании которых будет составлен «интеграционный прогноз» о возможности самостоятельного материального обеспечения. Правда, представляется проблематичным, каким образом можно определять точные критерии оценки способностей и возможностей человека в новых жизненных условиях. Еще один вопрос: а как быть с лицами, нетрудоспособными по причине старости или болезни? Остается надеяться, что если они выезжают вместе с членами своей семьи, имеющими хорошие шансы на работу, разрешение будет получено.
Непременным условием становится знание основ немецкого языка (Prüfungszeugnis А). Судя по названию теста, освоить язык в таком объеме вполне по силам людям молодым или среднего возраста, а вот как быть с пожилыми? Ведь экзамен сдают все члены выезжающей семьи. Это не касается лишь детей младше 14 лет, которые успевают въехать в Германию до достижения пятнадцатилетнего возраста.
Видимо, предполагается, что у них не возникнет особых проблем с интеграцией. Исключение составляют также жертвы национал-социализма, люди, иммигрирующие в порядке воссоединения семей и некоторые другие категории лиц — от них не требуются ни знание языка, ни сведения, подтверждающие самостоятельное обеспечение средств к существованию. Впрочем, эти условия могут считаться необязательными и в особо тяжелых случаях. Правда, опять же пока неясно, в каких именно.
Потеряло свой смысл и шутливое, но содержавшее долю истины утверждение о том, что «еврей – не роскошь, а средство передвижения». Супруг или супруга, не имеющие самостоятельного права на эмиграцию, а также несовершеннолетние дети могут отправиться в Германию только одновременно с заявителем, получившим разрешение, причем брак должен быть заключен не менее чем за три года до подачи заявления на выезд. Это обстоятельство, несомненно, позволит если не исключить, то значительно сократить число фиктивных бракосочетаний.
Предполагается также, что члены семьи, не имеющие самостоятельного права на эмиграцию и выехавшие вместе с заявителем, получат лишь временное разрешение на проживание в Германии. (Aufenthaltserlaubnis). Детали, видимо, будут уточняться, но в средствах массовой информации промелькнуло сообщение о том, что уже сейчас в земле Шлезвиг-Гольштейн приезжающие вновь евреи получают право на бессрочное проживание, а члены их семьи нееврейского происхождения — на временное. Причем и это разрешение аннулируется, например, в случае развода или утрате одним из супругов права на бессрочное проживание.

Как видно, вопросов, касающихся практического осуществления эмиграции в Германию по «еврейской линии», пока значительно больше, чем ответов на них. Ясно одно: теперь потребуется очень много времени, чтобы число евреев в этой стране достигло уровня, который был здесь до Второй мировой войны. Для справки: до начала массовой эмиграции в начале 90-х годов еврейские общины насчитывали не более 30.000 человек.

P. S. Данная статья ни в коей мере не претендует на всесторонний анализ нынешней ситуации и уж, конечно, не является «официальным» документом. Это лишь попытка обобщить некоторые материалы (иногда, к сожалению, довольно противоречивые) по этой теме, опубликованные в немецко- и русскоязычных средствах массовой информации.

Другие публикации из рубрики «Интеграция»