. Евгений Вильк. Баварский дух в античном алтаре

Людвиги Баварские и их эпоха

Мы продолжаем печатать главы из новой книги Евгения Вилька, посвященной истории королевских баварских династий. В конце публикации в прошлом  номере газеты шла речь о возведении на трон курфюрста Макса IV, ставшего королем Максимилианом I.

kingssq-01-pano

Глиптотека  Арх. Л.Кленце

Баварцам новый владыка пришелся по душе. Он был похож на обыкновенного бюргера:  простоват и грубоват в своих нравах  и привычках,  любитель поднять большую кружку пива на празднике и перекинуться  со своими подданными несколькими словами на выученном им баварском диалекте. Из французского воспитания он усвоил некую долю вольномыслия и политический принцип «laisse faire», что можно перевести как «дать свободу действий своим подчиненным». Этим воспользовалось правительство графа Монжела, с именем которого связаны решительные преобразования в политическом строе Баварии: с ним в страну пришел просвещенческий универсализм и рационализм. Монастыри, которым принадлежала треть земли, были упразднены. Протестанты, из которых состояла большая часть присоединенного населения, получили равные права с католиками. Общество, разбитое на множество ячеек со своими обязанностями и привилегиями, уступило место единому правовому пространству. Королю все больше отводилась внешняя репрезентативная роль (чему Максимилиан и не особенно противился). Не за горами был созыв парламента. При этом правительство Монжела придерживалось пронаполеоновского курса. Платить за него приходилось и денежными средствами, и тысячами жизней, положенных за императора.

Возмужавший к этому времени кронпринц Людвиг I с политикой отца был не согласен. Правительство Монжела вызывало у него неприязнь, а Наполеона он считал поработителем немецкого отечества. Людвига захватила идея национального возрождения. Под воздействием парижского Пантеона он мечтает о создании пантеона германского. В 1808 году, когда Наполеон еще на вершине успеха и Бавария его верный вассал. Людвиг I заказывает первые бюсты для будущего зала немецкой славы — Вальхаллы. Пока его замысел остается в тайне, но уже в 1813 году голос Людвига I оказывается достаточно весомым, чтобы разорвать союз с Францией.

Смена курса произошла как нельзя вовремя. В 1814 г. коалиция союзных держав, в число которых входит и Бавария, берет Париж. Людвиг не устанет торжествовать по этому поводу почти всю свою жизнь и, уже уйдя с престола, достроит памятник в честь общенемецкой победы — Зал освобождения недалеко от Регенсбурга. На Венском конгрессе 1818 года Баварии, вовремя избавившейся от бывшего благодетеля, удается закрепить за собой все территориальные приобретения. Король Максимилиан I и его возмужавший сын правят теперь третьим по величине после Австрии и Пруссии немецким государством.

Людвиг I начинает осуществлять задуманную им программу культурного преображения Баварии. Знаток и поклонник искусства, он чувствует себя своим среди художников, философов и поэтов. Достаточно взглянуть на картину «Людвиг I в Риме»,  на которой его нелегко отличить от других членов веселой богемной компании. Людвиг I приступает к осуществлению своих проектов, отличающихся от современной ему эстетики Парижа или Петербурга. Это не столько монументальность и грандиозность, сколько античная простота, соединенная с бюргерским уютом. Самые известные его проекты — Зал немецкой славы Вальхалла над Дунаем, Зал Освобождения или баварский пантеон с колоссальной статуей Баварии — специально вынесены за пределы городской среды, осуществляя романтическую идею единства природы и духа.

Сначала он строит античный ансамбль Королевской площади в Мюнхене — Кенигсплатц, а затем наполняет  античные формы баварским содержанием. Так, Храм славы над Терезенвизе, повторяя классический алтарь, в центре которого возвышается Бавария, несет в себе германскую идею: великие мужи положили жизни на алтарь отечества, благодаря чему Бавария стала великой.

Впрочем, античные образцы не остались для Людвига единственным стилистическим ориентиром. И хотя он успел снести многие готические постройки своей столицы, освободив место для классических ансамблей, именно Людвиг принимает первый в Германии закон об охране памятников. Городские стены и башни отныне сохраняются, из соборов выбрасываются (иногда не без ущерба) произведения иных эпох и обнажаются старинные своды и камни.

Вместе с восстановлением средневековой старины дело доходит и до «средневекового» духа. Вопреки вольнодумно-рациональной эпохе своего отца, Людвиг ведет политику примирения с церковью. Из разогнанных монастырей оживают, правда, лишь единицы, но церковный ландшафт баварской столицы обновляется, новые величественные храмы — Всех Святых, Св. Бонифация, Св. Людовика — несут в себе неовизантийские черты: королю и здесь важно возвращение к истокам. Торжественные католические ритуалы и процессии вновь в ходу. На Пасху в Резиденцию приглашаются двенадцать почтенных пожилых мюнхенцев, и король, как Христос апостолам, омывает им ноги. Св. Людовик, небесный патрон короля, пользуется, конечно, особым почитанием. Об этом напоминает и построенная королем Людвигштрассе, и византийская апсида придворной церкви Всех Святых, где среди шести святых королей в центре — Св. Людовик. Здесь уже искусство и душевное настроение короля тесно переплетаются с идеологией: какие бы реверансы не совершал Людвиг I в адрес парламентских учреждений и нового рационалистического духа, себя самого он хотел видеть монархом, пребывающим на троне не волею народа, но милостью Божией.

Другие публикации из рубрики “Путеводитель”

Другие публикации из рубрики “Людвиг II”