. Михаил Левин.«Настоящие князья здесь не шарятся»

Интервью с русской проституткой

Когда Наташа (имя по понятным причинам изменено — М. Л.) открыла дверь, из глубин моей памяти выплыл незатейливый стишок: «А этой девушке в халате/ Я б сдал в аренду полкровати». Хотя халата на ней не было. Строго говоря, не было почти ничего. А лёгкий эротический наряд, который оставался, призван был скорее подчеркнуть обнажённость роскошных форм, нежели всерьёз что-то прикрыть. Пожалуй, только это одеяние, да ещё нарочитый перебор с косметикой на лице выдавали представительницу «первой древнейшей». Ну и, конечно, место нашей встречи — Puff (в переводе с немецкого — бордель). Наташа провела меня на кухню,  заварила кофе и умело разлила по бокалам вино.

— И о чём же будем говорить?
— О тебе, о твоей работе, о жизни в Германии…
— Да уж, жизнь в Германии сейчас о…ительная, как будто сам не видишь.
— А ты давно здесь живёшь?
— Уже 12 лет. Сейчас мне 30. Вот и считай…  А вообще, по-моему, проститутка сегодня — профессия вымирающая. Скоро нас вытеснит интернет. Включил дома компьютер, открыл порносайт, сиди, самоудовлетворяйся… Наверное, ещё немного — и с моей профессией придётся отсюда уезжать. Хотя Германия как раз славится заведениями вроде нашего. Во многих странах их маскируют — под массажные салоны, например. А здесь всё открыто.
— Наташа, а сама ты откуда?
— Из Санкт-Петербурга. Окончила там школу, потом ПТУ. Училась на повара, выучилась, даже год проработала. А затем приехала в Гамбург и стала работать там. Кем? Проституткой, конечно. Но не на Рипербане (знаменитый район Гамбурга, где сосредоточена секс-индустрия — М. Л.), а в таком же заведении, как здесь, снимала квартиру. Позже познакомилась с будущим мужем, он немец. Мы поженились — по любви. Переехали в Баварию, в город N. Шесть лет прожила вместе с мужем, потом два года — без него. Теперь вот опять с ним  сошлась. Хочу ребёнка — только не подумай, что из-за денег, которые должны платить по новому закону. Ради денег детей не заводят.
— Муж знал, кем ты работаешь?
— Не знал. И до сих пор не знает. Хотя, думаю, догадывается — он же не дурак. Но мы разговоров на эту тему не ведем. Тем более, сам он сейчас без работы.
— По телефону меня поразило, как ты здорово говоришь по-немецки. Наверное, в школе этот язык изучала?
— Нет, в школе я изучала английский. Но за 12 лет в Германии не мудрено язык освоить. Я удивляюсь, глядя порой на турок или пакистанцев, которые живут тут по 20 лет, а немецкий так и не выучили. А при моей работе без языка нельзя, причём он, как говорится, должен быть хорошо подвешен.
— Но разве твои объявления не ориентированы, прежде всего, на русскоязычных клиентов? Зачем же в них тогда приписка «aus Russland» (из России)?
— Просто, чтобы уточнить, откуда я, здесь так принято. А вообще большинство моих клиентов — местные немцы. Свои женщины их не устраивают, предпочитают русских или полек.
— И много у тебя бывает за день клиентов?
— Когда как. Дело ведь не в количестве. Лучше, когда один клиент, но постоянный. Например, восемь месяцев был человек, который забирал меня на 9 часов каждый день. Хотя, конечно, видеть ежедневно одну и ту же харю — тоже на нервы действует. Ведь чувств-то у меня к нему — никаких…
— Ты никогда не влюблялась в клиентов?

— Никогда. Но иногда привыкаешь, хочешь видеть, тебе с ним интересно. Тогда лучше вовремя «спрыгнуть». Любовь не приведёт ни к чему, кроме разочарования. Но это брехня, будто проститутка не может «кончить» с клиентом. Тут всё от мужика зависит. Может быть и оргазм, но это только физиология, любовь здесь не при чём. И потом, если человек меня по-настоящему любит, он никогда не согласится с тем, чем я занимаюсь. Иначе что это за любовь?
— Сменить профессию не пробовала?
— Целый год работала официанткой в кафе. Так что ты думаешь? Там тоже постоянно постель предлагали.
— За деньги или просто так?
— В Германии за «просто так» постель могут предложить или идиоты, или те, кто меня идиоткой считают.
— А окрутить какого-нибудь аристократа ты не мечтала? Ведь в Баварии остались самые настоящие бароны, даже князья…
— Настоящие князья здесь не шарятся. Вообще нормальные мужчины в заведениях, вроде нашего, — редкость. Им проще любовницу завести. А сюда ходят, в основном, люди с какими-то комплексами. Где-то 30 % наших клиентов — такие идиоты, от которых всего можно ожидать, еще 60 %  — те, кто хочет сэкономить деньги на любовнице. Знаешь, что мне иногда труднее всего? Что здесь я должна каждому … улыбаться. Даже такому, с кем в другом месте рядом с…ть не сяду.
— Ты за его деньги и в постели всё должна делать?
— Почему всё? Мне, например, часто предлагают анальный секс, но я всегда говорю, что этим не занимаюсь.
— Цены на твои услуги — договорные, или есть какой-то единый прайс?
— У меня и тех моих коллег из города N, кто работает корректно, одни и те же цены — начиная с 50 евро. Но беда в том, что цену постоянно сбивают те девки, что приезжают по временным визам на 2-3 месяца и работают, как правило, без документов. Эти могут и за 30 евро согласиться, и даже за 20. Им что, они приехали и уехали, а нам тут жить.
— У тебя бывают проблемы с полицией или бандитами?
— С полицией — никаких проблем. Я гражданка Германии, имею право на работу. Плачу все налоги. Никакой «русской мафии» у нас нет, ни разу никакие бандиты у меня денег не вымогали. В Германии самая крутая мафия — это само государство, подоходный налог — похлеще любого рэкета. Но здесь надо быть дурой, чтобы связываться с сутенёрами. Если у тебя есть голова на плечах — все свои проблемы ты можешь решить сама.

Публикации в рубрике «Уголок Казановы»: