. Евгений Вильк. Бавария — союзник Наполеона

Всегда ли глас народа — глас Божий?

Мы продолжаем публикацию фрагментов из книги кандидата исторических наук Евгения Вилька «Людвиг II», которая готовится к печати в издательстве Verlag Terterian. В прошлом номере газеты рассказывалось о периоде правления Максимилиана I и Макса Йозефа III.

Пышным закатом старого режима можно назвать годы правления Карла Теодора. Литература, архитектура, ваяние, живопись, музыка — не было ни одного вида искусства, который бы не поддерживал энергичный и решительный курфюрст. Оркестр Манхайма Моцарт считал лучшим в Европе. Вслед за курфюрстом оркестр переезжает в Мюнхен, как и ценнейшая манхаймская картинная галерея, и собрание гравюр и рисунков, и библиотека, слившиеся с собранием мюнхенского двора.
И в этом случае княжеский волюнтаризм и приверженность традициям смягчены понятиями Просвещения. Карл Теодор надеется стать благотворителем для новых подданных. Парки резиденций открываются для незнатных баварцев, новый Английский парк, самый крупный в Европе, закладывается по его почину для горожан. Доступны теперь картинные галереи и библиотеки. Сносится  средневековая городская стена, и планируются широкие предместья. Строятся больницы и приюты.
Но… если «глас народа — глас божий», то — все напрасно. Любви и признательности новых подданных он так и не стяжал. Преобразования казались слишком поспешными и разрушающими старый уклад, а призванные к управлению манхаймцы — несносными чужаками.
Карл Теодор вел пышную и вольную жизнь. Своим многочисленным внебрачным детям он сумел даровать высокие дворянские титулы, но законного наследника ему так и не было даровано. Он умирает в 1799 году, когда к границам Баварии уже были близки наполеоновские войска.
Вступает в силу еще раз «домашний договор» Виттельсбахов. На мюнхенский престол приходит пфальцграф Максимилиан из  маленького городка Цвайбрюккен на левом берегу Рейна, на окраине Пфальца. Виттельсбахи, жившие там практически на границе с Францией, служили французскому двору и переняли лоск французского общества. Крестным сына Макса —  Людвига, родившегося в 1786 году в Страсбурге, выступил сам король Франции Людовик XVI. В 1799 году наполеоновские войска занимают левый берег Рейна, и Макс, изгнанный из родного гнезда, с немногими придворными находит временное пристанище в Ансбахе. Здесь и застает его давно ожидаемый призыв на баварский трон.
Баварцы сразу же встречают нового курфюрста как «своего» и как спасителя. Вероятно, из многолетней неприязни к Карлу Теодору. Глас народа… По словам демократического автора середины XIX в. Густава Дицеля: «Макс был добродушным, но совершенно ограниченным, по-детски простодушным человеком, без всякого образования, неспособным ни к какому серьезному занятию, часто подверженный плохому настроению, а в хорошем расположении духа был чрезмерно великодушным». Самый решительный в своей истории перелом, который испытала Бавария при нем, был проведен не столько им, сколько его советником и министром Монтжела.
В 1806 году тысячелетняя Германская империя перестает существовать под ударами наполеоновских войск. Бавария к тому времени уже вступила в союз с Наполеоном, порвав со своим соседом и соперником Австрией. Творец новой империи щедро наделяет своего союзника: Швабия, Франкония, бывшие имперские города Нюрнберг, Регенсбург, ряд графств — все отходит Баварии. Курфюрст Макс Йозеф IV провозглашен теперь королем Максимилианом I. Внутри королевства твердой рукой Монтжела проводятся те преобразования, о которых мечтали просветители. Распускаются все монастыри, владевшие третью земель Баварии и составлявшие с давних времен «государство в государстве», лишаются всех привилегий города, налогообложение распространяется на всех подданных. Протестанты и евреи получают впервые равные права с католиками. Сложный средневековый ландшафт не устранен — оставались еще и полуфеодальная зависимость крестьян, и право суда над ними у сеньоров, — но радикальным образом преобразован в сторону рационального и правового государства. В 1818 году принимается первая конституция королевства, создается парламент. Последний, правда, только совещательный орган при правительстве. Правительство, самостоятельная каста не столько родовитых, сколько квалифицированных и связанных «профессиональным братством» чиновников, — новая властная инстанция, практически оттесняющая короля с легкой руки Монтжела.

В смеси чувств, которые испытывали баварцы по поводу преобразований, преобладало все-таки удовлетворение. Этому способствовали и открывающиеся для многих новые возможности, и горделивое сознание подъема престижа Баварии как королевства, и образ самого Макса — «бюргерского короля»: при своем французском воспитании он находил, однако, особое удовольствие побыть среди праздничного простого народа, поднять литровую кружку пива, перекинуться несколькими словами на выученном им баварском диалекте.
Хотя в адрес Наполеона раздавались недовольные голоса, королевство было все же послушным вассалом иноземного диктатора. В 1812 году разразилась крупнейшая в военной истории Баварии катастрофа: 33-тысячный корпус баварцев почти полностью остался в русских снегах. Антинаполеоновские голоса зазвучали хором. И среди них был весомый голос кронпринца Людвига. Прагматичное правительство сделало выводы сразу же, и в 1813 году Бавария вступает вновь в союз с Австрией. Во взятии Парижа баварцы принимают участие вместе со всеми давними противниками французского императора. Так что в послевоенном переразделе Европы на Венском конгрессе, где участвует Людвиг, Бавария сумеет оставить за собой все, что было получено недавно милостью Наполеона.
Монтжела, с которым связывался все же пронаполеоновский курс, вынужден был уйти. Созданная им бюрократическая правительственная система осталась. Но кронпринц Людвиг набирал все больший вес и влияние. В 1824 году после смерти отца он становится вторым по счету королем Баварии.

Другие публикации из рубрики “Путеводитель”

Другие публикации из рубрики “Людвиг II”