. Вернусь-ка я на Родину

Не каждому удаётся «прижиться» в Германии

В «доперестроечные» времена Виктор работал в крупном волжском городе начальником отдела снабжения большого промышленного объединения, выпускающего средства механизации и автоматизации производственных процессов. Служебное положение, зарплата, налаженный быт, связи — в «той» жизни его устраивало все. Но вот с середины девяностых годов ситуация начала меняться к худшему катастрофически быстрыми темпами. От более чем десяти тысяч работающих на заводе осталось едва ли человек восемьсот. Отдел, которым руководил Виктор, расформировали, и из начальника он превратился в простого служащего, да и уменьшившуюся в несколько раз зарплату выдавать почти что перестали. Короче, пришлось вспомнить о том, что теща Виктора по национальности — еврейка, а значит, он с женой и несовершеннолетним сыном имеет право подать документы на выезд в Германию. Сама теща ехать категорически отказалась: во время оккупации Одессы, где она до войны работала машинисткой на военном заводе, фашисты расстреляли ее родителей и двух младших сестренок. Сама теща буквально в последние дни перед оккупацией эвакуировалась со своим заводом. Она могла бы вывезти и всю свою семью, но родители сказали, что не будут же немцы бороться со стариками и детьми, что эта война скоро закончится, как и предыдущая финская кампания. а им пускаться в дальний путь уже не по возрасту. После войны теща не вернулась даже в Одессу — настолько мучили ее воспоминания о страшном времени, а уж о том, чтобы на старости лет ехать «к врагам», не могло быть и речи. И благословение свое на эмиграцию она не дала. Рая тяжело переживала, что покидает больную. почти беспомощную мать. У Виктора тоже оставалась в городе многочисленная родня. Но он настоял на отъезде.
Они попали в крошечный городок на востоке Германии. Очень скоро выяснилось, что никаких перспектив на работу у Виктора нет. Когда он сказал чиновнику арбайтсамта, что по профессии он — руководящий работник, тот удивленно поднял брови: такой специальности в немецком реестре не было. Переучиваться пятидесятилетнему мужчине. не знающему практически ни одного слова по-немецки, представлялось делом невозможным. Сорокалетняя Рая, выскочившая замуж сразу после школы, слыла образцовой домашней хозяйкой и о какой-либо службе вообще представления не имела. Жизнь на пособие угнетала обоих. Сонная тишь маленького аккуратного городка не успокаивала, а, наоборот, болезненно действовала на нервы. К тому же Рая, привыкшая хозяйничать в своем доме, никак не могла привыкнуть к жизни в съемной квартире и подчинению «правилам внутреннего распорядка». Словом, два взрослых, здоровых человека просто не знали, куда себя деть, а сын с большим трудом осваивался в непривычном для него чужом школьном мире. И как-то сама собой в их разговорах все чаще стала звучать тема возвращения в родные пенаты. Тем более, что родные и друзья писали. что ситуация в городе меняется, завод, сменив профиль, готов предоставить Виктору работу, а мать Раи ждет — не дождется их в своей трехкомнатной квартире.
История эта, может, и не типична для нескольких миллионов выходцев из бывшего СССР, переехавших на постоянное жительство в Германию. Но коли схожие ситуации все же «имеют место быть», совсем нелишне знать. кто и как помогает реэмигрантам в возвращении в прежнюю страну проживания. Такая помощь предоставляется различными немецкими и европейскими фондами малоимущим людям, не имеющим собственных достаточных средств  и иных источников доходов для организации переезда, обладающим иностранным гражданством либо имеющим двойное гражданство — немецкое и иностранное. Заявления следует подавать в ведомство по делам иностранцев либо социальное ведомство по месту жительства, которые направят их в одну из организаций, осуществляющих такую помощь. Принять участие в таких программах могут граждане всех бывших республик СССР, за исключением прибалтийских. При  этом необходимо учитывать, что само по себе обращение не гарантирует автоматического предоставления материальной поддержки: это зависит от финансового положения того или иного фонда и количества заявителей. Но, как правило, при проявлении должной настойчивости на нее могут рассчитывать беженцы, соискатели убежища, не получившие права на прием, жертвы торговли людьми и сутенерства, жертвы насилия и некоторые другие категории иностранцев

Т. С.
Другие публикации из рубрики “Интеграция”