. Время войн и потрясений

Тридцатилетняя война и эпидемия чумы унесли половину населения Баварии

Мы продолжаем публикацию фрагментов из книги кандидата исторических наук Евгения Вилька «Людвиг II», которая готовится к печати в издательстве Verlag Terterian. В прошлом номере газеты рассказывалось о правлении Альбрехта V и Вильгельма V, передавшего баварскую корону своему сыну Максимилиану I.

С новым герцогом началась новая эпоха, вероятно, самая трагическая из выпавших на долю Баварии. Из контрастных черт строится и исторический портрет Максимилиана. Молодой герцог справился с бременем долгов, улучшив прежде всего систему «государственной бухгалтерии». И творческие начинания отца он при этом не оставлял — пристраивает новые крылья к герцогской Резиденции, собирает выдающихся художников (блестящую коллекцию Дюрера). Максимилиан остался в официальной историографии Баварии образцом опытного и рачительного правителя.
Действительность много жестче и страшнее. Образ Св. Михаила, яростно топчущего оскаленного Сатану на фасаде собора все более становился символом времени. Сатану искали повсюду. Именно тогда (а не в «темное средневековье»!) начинаются суды над ведьмами. Максимилиан сам принимал участие в процессе над Паппенхаймерами в 1600 году, семьей чернорабочих, обвиненных в колдовстве и связях с дьяволом — процессе, разрекламированном в народных гравюрах на дереве и завершившемся невероятной по жестокости казнью всех обвиненных (включая десятилетних детей). Но главным образом «сатана» виделся, конечно, в соседних протестантских землях. Максимилиан — один из главных инициаторов создания католической «Лиги». Протестанты, в свою очередь, образуют «Унию». Политические и амбициозные мотивы двигали Максимилианом при этом не меньше, чем религиозные. Соседний Пфальц (Гейдельберг) возглавляли родственники Виттельсбахи, носившие титул курфюрстов и принявшие протестантизм. Этот титул стремился перехватить Максимилиан, исправив заодно «несправедливость» в империи. В 1618 году начинается война, длившаяся тридцать лет и втянувшая многие государства Европы. Вместе с совпавшими с ней эпидемиями чумы война унесла четверть населения Германии, в Баварии, оказавшейся в эпицентре, — половину. Из всех правителей и полководцев, вступивших в войну, переживает ее единственный — Максимилиан. И от войны, практически не изменившей ни религиозную, ни политическую карту Европы, он едва ли не единственный получает выгоду — он и его наследники отныне курфюрсты, для него было введено специально 8-ое место курфюрста.
При сыне Максимилиана Фердинанде Марии страна отдохнула от бедствий войны и набрала сил. Абсолютистское правление, подавившее самостоятельность городов и аристократии, дает определенные экономические выгоды и преимущества.
Со следующего мюнхенского курфюрста, Макса Эммануэля, амбиции и аппетиты потомков Людвига Баварца вновь просыпаются. Макс Эммануэль с 21 года начал карьеру полководца. Еще с XV в. над Германской империей нависает угроза турецкого вторжения. Агрессивная Османская империя не успокаивается после захвата Византии. Бавария втягивается в бесконечные войны и походы. Венгрию, основной театр войны, называли тогда «баварским кладбищем». В конце XVII в. Османская империя предпринимает свой последний массированный поход на Западную Европу. В 1683 году турками осаждена Вена. Вместе со знаменитым венским героем Евгением Савойским в снятии осады участвует Макс Эммануэль. Впоследствии в целом ряде блестящих победных сражений он уже возглавляет немецкие войска. От турок он получает за цвет своего баварского мундира боязливо-уважительное и льстивое прозвище «голубой король». Прославленного юного полководца приглашает испанский император Карл II на пост наместника в Испанские Нидерланды, Брюссель. Карл II бездетен и нездоров. Испанская империя, простирающаяся от Филиппин до Южной Америки, вот-вот останется без главы. По семейным связям и личной симпатии Карл II подписывает завещание в пользу малолетнего сына Макса Эммануэля. Последний должен стать регентом над крупнейшей империей. Планы рушатся. Малолетний сын умирает. Умирает и Карл, и начинается в Европе новый век с Войны за испанское наследие, в которую втягиваются все европейские державы. Макс Эммануэль принимает сторону Франции, Бурбонов, восстает против давних соперников Габсбургов и… проигрывает. С 1704 года Бавария оккупирована Австрией и курфюрст на десять лет остается в изгнании, во Франции.
С 1714 года он снова на своем престоле после мира, заключенного сторонами. Встать в ряд крупнейших правителей Максу Эммануэлю не удалось. Но то, что не удается в жизни, разыгрывается в искусстве. В пышно расцветшем баварском барокко разворачивается миф о героическом эпохе Макса Эммануэля. Дворцово-парковые ансамбли Шляйсхайма и Нимфенбурга обязаны своим происхождением в основном ему и несут символику и идеологию его времени.

Карл Альбрехт, сын блестящего «голубого короля», последний раз покушается на императорскую корону. На корону Габсбургов, мужская ветвь которых оборвалась. Последние четыре года жизни, с 1741 по 1744, он носит эту корону, хотя Мария Терезия, энергичная дочь Габсбургов, вооруженной рукой отстаивает свое право продолжать почтенный императорский род.
Попытки вывести страну на орбиту сверхдержав тяжело бьют по экономике Баварии. Страна снова в долгах. И следующий курфюрст Макс Йозеф III подписывает с Марией Терезией договор об отказе от претензий на императорский трон.
С этого момента начинают чувствоваться первые веяния нового времени. Понятия Просвещения вторгаются в образ мыслей, стиль жизни и правления баварских курфюрстов, как и большинства правителей Европы. Естественное право, провозглашающее равенство всех людей от природы, становится знаменем времени.
Макс Йозеф III вводит всеобщее школьное образование, основывает Баварскую Академию, поддерживает университетских преподавателей-просветителей, создаёт правовой кодекс. Стоит, однако, иметь в виду, что между громким словом, добрым намерением и реальностью в ту эпоху очень значительный зазор. Новый баварский кодекс всё ещё содержит статьи о преследовании ведьм и еретиков, пытках и казнях за мелкие проступки. В музее Бургхаузена хранится меч палача, которым с 1740 по 1786 год было снесено больше тысячи голов. Общество сохраняет феодальные черты, и традиции стойко противятся рационализму. 
Рок династических правлений настигает, наконец, и мюнхенских Виттельсбахов. Макс Йозеф умирает в 1777 году бездетным. Могучие австрийские соседи Габсбурги, на трон которых замахнулся отец Макса Йозефа, сами теперь претендуют на баварский трон. Однако «домашний договор» Виттельсбахов поддержан имперскими князьями — баварский трон отходит их дальнему родственнику, курфюрсту Пфальца Карлу Теодору, успевшему уже прославить свою столицу Манхайм.

Другие публикации из рубрики “Путеводитель”

Другие публикации из рубрики “Людвиг II”