. Татьяна Стоянова. Синдром Флоренции

«Этот город хочет быть первым и имеет к тому все основания», — заметил в своей книге, посвященной Флоренции, писатель Петер Вайль.

С этим утверждением, возможно, поспорят те, кто отдает свое сердце Венеции, Риму или Неаполю. Впрочем, если честно сказать, каждый итальянский город — это музей под открытым небом. И все же Флоренция занимает среди них особое место. Уберите с ее улиц электрическое освещение и автомобили — и она предстанет перед вами точно такой, какой была шесть-семь столетий назад. Батистерий св. Иоанна Крестителя сооружен еще в пятом веке, символ города — собор Мария дель Фьоре с колокольней Джотто имеет семисотлетнюю историю, торговые лавки на «Золотом мосту» Понто Веккио, у которых и сегодня толпятся десятки жаждущих приобрести известные на весь мир ювелирные изделия, появились уже в 1395 году. И если Италия — родина эпохи Возрождения, то Флоренция, несомненно, ее колыбель.

В психологии есть специальный термин — «синдром Флоренции», означающий нервный срыв от обилия достопримечательностей. Впервые это подметил тот же Петер Вайль: «Натуральное переплетение жизни и искусства — вот феномен Флоренции. Синдром? Пусть синдром. С ним нельзя бороться, ему нужно поддаться. Воспринять как естественное явление — тогда головокружение от сверхсгущенного города превращается в легкое долгое возбуждение».

Последуем же его совету и всецело отдадимся чувству восторженного восхищения от площади Синьории с ее великолепными статуями, дворца Медичи Палаццо Питти, храма итальянской славы — церкви Санта Кроче, где покоятся самые знаменитые флорентинцы -Микельанджело, Россини, Галилей, Маккиавелли. И, конечно, нельзя быть во Флоренции и не побывать в галерее Уффици, не посмотреть хотя бы «одним глазком» на произведения Леонардо да Винчи, Рафаэля, Ботичелли, Микельанджело…

На картине Ботичелли «Весна» изображены три грации, пальцы рук которых переплелись в легком соприкосновении. Они олицетворяют умение давать, брать и возвращать. Итальянским мастерам был дан особый Божий дар. Они сумели этот дар принять и возвратить людям. Невольно вспоминается фраза из фильма «Плащ Казановы»: «Здесь так красиво, что даже страшно ходить…» Но, опять же,  Петер Вайль был прав: легкое головокружение и возбуждение нисколько не мешает воспринимать Флоренцию  во всей еенеповторимости и уносить эту красоту с собой.

Другие материалы из рубрики «Туризм, Путешествия»