. Прогулки по городу Мюнхену

Началось все с того, что мы с Санечкой — прекрасным фотографом, дизайнером и бывшим питерским кораблестроителем — пошли гулять по Мюнхену. И обнаружили… ГОРОД.

Министр-президент Зеехофер и вице-президент Еврейской общины Калманович

Министр-президент Зеехофер и вице-президент Еврейской общины Калманович

Вот так. Без затей. Когда один идет с фотоаппаратом — солидным, дорогим, с таким чудесным белым объективом — отношение к нему какое-то не такое, как к обычному бомжу или добропорядочному бюргеру. А если на другого нацепить еще «песика-бейсика», то двери открываются почти любые. Так вот пошли мы гулять по городу. Сначала познакомились с новым Министром-президентом. Зеехофером. Очень симпатичный оказался немолодой человек. Потом сунули визитку Полицейскому Президенту, который отвечает за криминальные судьбы Баварии. И у него есть очень много информации о том, как проводить свободное время в местной тюрьме. Полезная, надо сказать, информация — никогда ведь не знаешь, что с тобой будет. Как там у нас — от тюрьмы да от сумы…

Потом пообщались еще с некоторыми симпатичными людьми из синагоги. Но это — святое. Об этом не будем. И пошли просто куда глаза глядят.

Не успели пройти и десяти метров — стоп! Агитационный пункт. Написано по-немецки. «Даже Россия участвует в этом проекте, а уж мы…» Вот, думаем, интересно, даже если не вылезающая из грязи Россия участвует, то мы должны хотя бы узнать — в чем…

"Весь вред в этом мире - от Англии". Фото: А.Иванов

"Весь вред в этом мире - от Англии". Фото: А.Иванов

Спрашиваем — нам отвечают. Мужичонка — в шапчонке. Видать, замерз изрядно. Но глаза горят, а в душе — комсомольско-коммунистический порыв, готовый прорваться наружу и накрыть нас волной величиной с цунамскую. Увидел нас — аж задрожал. Смысл появился, слушатель. Концепция оказалась простая — во всем виноваты англичане. В чем? Да во всем. Даже в том, что пригрели Гусинского и Абрамовича. Это, оказывается, Англия дала им образование, накормила-напоила и «стипендию» многомиллиардную пожизненную на Гибралтарах дала. Мы, правда, спросили, а чего ж она, Англия, Ходорковского в степях Забайкалья забыла. Вопрос оказался неконцептуальным, а потому не отвеченным.

Ну, ладно, пообщались и пошли дальше. А вокруг ГОРОД. Малая и большая пластика, синяя и красная подсветка, витрины сияют, намытые, приглашают войти. И Музыка. Лили Марлен.

Уши Вальтер. Ее любимая песенка - Лили Марлен.

Уши Вальтер. Ее любимая песенка - Лили Марлен.

Ах, Лили Марлен! Вот тут у нас с Санечкой тряска внутренняя и началась. Каждый по-своему любит, у каждого свои воспоминания. Ну, и встали мы как столбы соляные. Рядом с шарманкой. Вернее, с шарманщицей. И лица у нас такие глупо-счастливые. Вот нахлынуло, понимаешь… Тетенька с «редким» немецким именем Уши говорит: «Нравится?» Мы хором: «Я! Я!» (калька с немецкого).  Она: «Хотите покрутить?» Я: «Я! Я!» И вот так на все вопросы, как будто других слов не знаем — «Я! Я!». Тогда она сказала, что нужно в образ войти. Достала откуда-то цилиндр. Я надела, а Санечка начал «стрельбу»  из своей красивой дорогой пушки. Поменяли декорации, фон другой создали — до этого Уши стояла спиной к Мариенхофу  (а там что, кроме деревьев?). Всю композицию развернули на 180 град, так что  уши, цилиндр и горящие глаза оказались аккурат между изящных оконных переплетов «Далмайера», того самого, в котором лучший кофе в этом городе.

Когда Савватеева перестанет быть редактором, ищите ее в компании с Уши!

Когда Савватеева перестанет быть редактором, ищите ее в компании с Уши!

Знаете, какую большую, просто огромную мечту «имеет» Уши? Она хочет, чтобы сценической ее площадкой хоть один раз стала Красная площадь в Москве. То самое место, тот «самый центральный аэропорт мира», где приземлился однажды ее земляк Матиас Руст. Она хочет, чтобы и там звучала «Лили Марлен», песня солдата, стоящего на посту. Мы ей сказали, правда, что солдаты там стоят, но в другом месте. Но разве можно переубедить женщину, у которой есть мечта?

А так Уши — уже пятнадцать лет на улице. И ей совершенно не холодно. Она — психолог. Например, она сразу вычислила, что мы русские. Потому что не жадные.  Мы намек поняли и, прощаясь, тоже кинули в ее коробочку, в которой, надо сказать, было.., но не густо.

Мы потом еще дальше гуляли по ГОРОДУ. Спустились в метро, сели не в ту электричку. Вышли. Но об этом — в следующем репортаже.

Все фотографии: Александр Иванов.