. Реквием по русскому языку на Земле обетованной

Как же могло случиться, что самые возвышенные мысли о русской культуре, самые глубокие переживания и чувствования, самые любимые строчки, скрытые до поры до времени в подсознании — как же могло получиться, что все это так быстро выдохлось и ушло в протяжный вздох, впиталось в песчаную почву Израиля?

Сколько писали о русском гетто, о непонимании местных реалий. Думается, в этом утверждении больше эмоций, чем реальных фактов, больше навязанного нам извне желания израильских СМИ, чем истинных намерений репатриантов. Ведь в глубине души, наедине с самим собой, каждый уважающий себя эмигрант из России спит и видит, как бы побыстрее спрятать концы, поскорее слиться со средой, мимикрировать, замести следы, чтобы, не дай бог, его детей не приняли за чужаков. А потому понятно, что при малейшей возможности войти в израильское общество, разорвать русский круг знакомых, такой шаг будет сделан с удовольствием.

Русское гетто, в сущности, только для тех, кто слишком стар или ленив, а я непременно вырвусь из него, — вот целенаправленная установка продвинутого израильтянина, когда-то числившегося «русским». Если для этого требуется вывернуться наизнанку: поменять имя, фамилию, круг общения, забыть родной язык – пожалуйста!

Так кто же виноват, что не успело уйти еще наше поколение, как выросшие детки однозначно заявили: нам светят другие звезды, мы поклоняемся иным идолам — зачем нам ваш русский? Кому он нужен? Кто же виноват: не видящие дальше своего класса дети или умудренные опытом родители, которые воспитали своих чад в полной уверенности в ненужности родного языка, которые аккуратно затаптывали всякие следы прошлого, не воспитали уважения к предкам? Кто прививал детям твердые целевые установки, кто стыдился своих стариков, не понимающих иврита? — Ну и что вы хотите? – уверенно, без нотки сомнения возразят мне, — так и должно быть, ведь пришло новое поколение, выросли новые люди, которым не нужно знать своих корней, разбираться в родословной, чтить память ушедших. Не оттого ли мы и убежали, чтобы вновь оказаться в языковом галуте? И все-таки, не будем торопиться, давайте лучше присмотримся внимательней к поведению других общин Израиля, менее многочисленных, не имеющих столь разветвленную культурную сеть, не кричащих во всю мощь и на всех углах о своих культурных традициях. Приглядитесь, как ведут себя выходцы из Аргентины и Франции, Канады и Южной Африки? Столь же быстро и легко обрубают они вековые корни, забывают родные языки и стараются стать святее папы? Видели ли вы ребенка из англоязычной семьи, который не знает английского, чьи родители специально отвратили бы его от изучения родного языка? Слышали ли вы, чтобы в какой-нибудь израильской школе закрыли группу по изучению испанского языка, если подавляющая часть учеников выходцы из Аргентины? Хотелось бы видеть, какой грандиозный скандал закатили бы родители. Или, по вашему мнению, славянская группа языков уступают латинской/германской языковой группе, а английский/испанский достойны большего уважения? Куда мы торопимся, почему так не уважаем себя? Неужели вам кажется, будто израильтяне не понимают сей страусиной тактики: спрятать побыстрее голову, выставив наружу голый зад? Не эта ли бьющая в глаза стратегия нелепости и является причиной многих поражений нашей общины; с одной стороны раздираемой бесконечными склоками, с другой — стесняющейся своей «русскости», с третьей – действительно пытающейся жить в Израиле по законам прошлой родины. И эта классическая композиция «лебедя, рака и щуки», тянущих в разные стороны сил, как вы понимаете, далеко нас заведет. И вспомнилось мне сходное явление, вовремя не оцененное и не понятое, но только связанное со страной исхода, знакомое каждому, кто пережил его. Так вот там, на холодной русской земле, в плотном окружении другого народа многие евреи вели себя сходным образом: охотно перекрашивались, меняли имена и отчества, скрывали свою национальность, все с той же похвальной целью – быть такими, как все. Тем же тоном мы говорили своим удивленным родителям: — Ну зачем нам учить ваш идиш? Кому он здесь нужен? Как стыдились мы его, как переживали, когда бедные старики при нас начинали что-то говорить на идиш, какими современными и модными казались сами себе, пренебрежительно отворачиваясь от устаревшего языка изгоев. И как потом, спустя годы, ругали себя, когда стали понимать, что вытесненный в подсознание идиш мог дать фору любому языку здесь, в Израиле, мог бы сослужить добрую службу в эмиграции. И не мы ли виноваты в том, что добрый старый идиш, как будто бы переживший европейскую катострофу еврейства, страшные годы Шоа, все же умер, преданный и забытый своими легкомысленными детьми. Евреи, упорно стремящиеся в первые ряды, в титульную нацию, в передовые строители коммунизма, дружно отвернулись от «маме лошн», щеголяя чистым русским раскатистым «р». Не напоминает ли вам что-то этот забытый ныне исторический феномен? Попробуем все же, несмотря на полную и непоколебимую уверенность многих «русских израильтян» в ненужности русского языка для их детей, робко возразить и привести хоть какие-то контраргументы. Обратимся к ученым-психологам, в унисон твердящих о пользе совместного языка детей и родителей. О магической силе материнских сказок и песенок, на которых ты вырос. Высказывающих вслух трагические предостережения об «Иванах не помнящих родства», о беспамятных «манкуртах». Психологи говорят о тех беднягах, потерявших свою языковую ориентацию в детстве, которые потом, спустя долгие годы, так и не смогли оправиться от тяжелого психологического дискомфорта, начинающих лишь в зрелые годы искать потерянные корни. Прислушаемся к словам филологов в области билингвизма, которые доказывают, что ребенок, начинающий сразу говорить на двух языках, испытывает вначале определенные трудности, зато потом намного опережает детей – монолингвов. Однако, невозможно убедить хоть в чем-то людей, для которых ваши слова лишь сотрясение воздуха, искренне убежденных в своей правоте, верящим только в свои истины, играющим исключительно по своим правилам. Вот так мы живем, не замечая всей абсурдности и нелепости ситуации, горького привкуса мелодрамы, кафкианского абсурда повседневной жизни.

 

Бендерский Яков   http://rupor.co.il/wp/