. Размышления о Сицилии. Часть 2. Это слишком даже для Италии

Но рядом с фарсом была и подлинная трагедия. В 1908 году чудовищное землетрясение разразилось в Мессине. Под руинами погибли 84 тысячи человек.

Экономическая безнадежность, вооруженные головорезы, земля, готовая разверзнуться под ногами… В начале 20-го века сицилийцев, видимо, охватило отчаяние и паника. 2 млн человек бегут с острова в Америку. 2 млн! Все население Сицилии ныне составляет 5 млн!

А апокалипсис продолжался дальше прямо по древнему сценарию. И на сцену вышел всадник под именем „война“ и незнакомым древним добавкой „фашистский режим“. Режим Муссолини, Вторая мировая война. Сицилия оказалась для союзных Германии и Италии чем-то вроде непотопляемого авианосца в Средиземном море, обеспечивающего контроль над ним.

До сих пор Сицилия щетинится в море и на внутренних перекрестках дорог сотнями дотов, построенных тогда в ожидании атаки на остров. И все-таки хитроумной английской разведке М15 удалось тогда обмануть немецкое и итальянское командование и убедить, что удар будет нанесен не по Сицилии, а по Сардинии. Так что высадка 10 июля 1943 года английской и американской армий на побережье оказалась неожиданной и дотами не успели воспользоваться. Это была крупнейшая десантная операция всех времен. По масштабу большая даже, чем высадка союзников в Нормандии через год. Не столь блестящая, однако, как могла бы быть. 160 тыс. союзников против 360 тыс. итальянских и 40 тыс. немецких солдат. По танкам, орудиям и самолетам, правда, подавляющее преимущество было на стороне союзников. Надо признать, что несмотря на все отвлекающие маневры английских спецслужб Сицилия была все-таки наводнена войсками! Боевой дух солдат Муссолини был, правда, не самый высокий. Почти половина итальянцев сдалась в плен союзникам. И все-таки „островного Сталинграда“, окружения и разгрома островной группировки „держав оси“, который можно было бы ожидать, не получилось: немецкое командование сумело организовать оборону Мессины, ближайшего к материку пункта острова, и почти без потерь переправить в Калабрию оставшиеся войска. Как бы то ни было, вместе с „непотопляемым авианосцем“ контроль над Средиземным морем перешел к союзникам. А против режима Муссолини в Италии назрело восстание….

Из всех волн народов, приходивших с моря на обширный остров, англо-американская волна была последней и по-своему тоже определившей судьбу острова, хотя десантники, разумеется, с окончанием войны ушли… Сицилия словно встрепенулась от этой военной встряски и вспомнила после войны о своей особости и уникальности: в Италии она утвердила за собой право отдельной самостоятельной земли. С другой стороны, тот десант можно рассматривать и как знак: как и вся Европа, Сицилия вошла в орбиту глобальной англо-американской цивилизации. И здесь действуют свои цивилизационные стандарты, пусть даже и с трудом пробивающие себе дорогу в „островной специфике“. Скажем,вековечная бедность и криминальное полугосударство на южной оконечности Европы все-таки не очень сочетается с этими стандартами. И мафии приходится все-таки натягивать на себя более приличное лицо дельца-строителя и предпринимателя и делиться частью своих доходов с налоговыми ведомствами и нищими гражданами.

И все-таки из вековечного праха, накопившегося и спресованного на Сицилии, лицо новой цивилизации так и не поднялось. Да и есть ли вообще это лицо?