. Мириам Колле. Когда веселятся новые русские

В январе в австрийском курортном местечке Ишгль бал правят русские, здесь они проводят свои рождественские каникулы. Громко, с диким размахом и морем водки, как рассказывается в статье, опубликованной на сайте немецкого журнала Stern.

В первые две недели года Ишгль принадлежит русским: меню на русском языке, российские флаги. В эти дни у них рождественские каникулы, и каждый, кто имеет деньги, считает своим долгом отправиться в Альпы, пишет Мириам Колле. Это кошмар для немцев и «счастливый шанс» для Андреаса Штайбля, главы туристического союза Ишгля. Раньше январь здесь считали пустым месяцем. Немцы и австрийцы приезжают сюда отдыхать в конце декабря, в Рождество, и покидают курорт сразу после встречи Нового года. Потом они возвращаются в Ишгль только в феврале, чтобы покататься на лыжах. Но подрастающий российский средний класс провозгласил горнолыжный спорт стилем жизни, а православное Рождество празднуется через две недели после западного, не нарадуются хозяева.

«Свободных мест нет», — говорит Штайбль. Русские и украинцы приезжают на 10-14 дней (немцы и австрийцы — всего на пять) и бронируют номера как минимум за полгода. «Они устойчивы к кризису и легко расстаются с деньгами», — удовлетворенно делится он. Русские оставляют в Ишгле в среднем по 235 евро в день, остальные туристы — по 145.

Русские много пьют и еще больше едят. Хороший стол, уверены они, должен ломиться от блюд — пусть даже потом половина яств оказывается в ведре. Мириам Муигг, директору отеля Christine, знакомы все повадки русских гостей. Они заказывают все, что есть на кухне, причем все блюда следует подавать одновременно. На столе обязательно должны стоять бутылки. А водку они пьют даже в сауне.

Теперь к январю здесь пополняются запасы чая («кофе они любят меньше»), на завтрак подается меньшее булочек, но больше яиц. Новые гости благодарны ей за это. «Каждый год они привозят подарки, — рассказывает Мириам Муигг, — духи, икру и даже зажигалки от Cartier».

Доволен русскими и лыжный инструктор Михаэль Эггер. У него, как и у двухсот его коллег, вся первая половина января расписана по часам. Обычно его нанимают для целой семьи: бабушки, дедушки, родителей и детей. «Семья для них превыше всего», — за это Эггкр уважает русских. Они уже научились относиться к нему не как к крепостному. «Я говорю им, что я не подносчик лыж, а инструктор!»

В программу романтического вечера в дискотеке Pacha, которая принадлежит Гюнтеру Алоису, обычно входит бутылка шампанского, горлышко которой официанты срезают саблей. Но в православный сочельник, 6 января, здесь рекой течет водка, которую разливают из 10-литровой канистры по стаканам для коктейля. Танцпол содрогается от скачущих, ликующих и поющих русских и украинцев всех возрастов. И все это считается милым семейным праздником.

«Это уже не внезапно разбогатевшие люмпены, которые приезжали в первые годы», — говорит Штайбль. Сегодня здесь гостят добропорядочные семьи, молодые пары, в основном верхний слой среднего класса.

В голове Гюнтера Алоиса зреет новый проект: крытые трассы, снег, окрашенный в красный цвет, лестница в 8200 ступеней, «как в китайском монастыре». «Понравится ли это русским?» — спрашивает его корреспондент. «Русским?» — переспрашивает он, и становится заметно, что эта тема ему поднадоела. Алоис смотрит вперед. Вот недавно он побывал в Пекине, где у него состоялась «интересная беседа с сотрудниками министерства иностранных дел». Что ж, китайцев побольше, чем русских, 1,4 миллиарда, замечает автор не без иронии.

Мириам Колле | Stern
Когда веселятся новые русские
Источник: Перевод