. Инна Савватеева. Судьба на изломе линий и красок

Я узнала о Дарчи Хазаханове совсем недавно. В стенах праксиса мюнхенского офтальмолога Алексея Дашевского открылась выставка его живописных работ. Пришла. Посмотрела. Сделала круг. Потом повторила маршрут. Где-то осталась стоять долго. На меня смотрели странные изломанные лица, а в глаза бил-слепил красный цвет. Тот самый, о котором говорят – сигнал опасности, тревоги. Или, добавлю от себя, душевной боли. Синий тоже сигналил. И все эти краски пытались передать мне какие-то знаки. Какие?
Когда узнала имя и биографию, стало немного понятнее, почему ТАК ломаются линии, почему ТАК откровенно опасен красный цвет. Дарчи Хазаханов. Родился в Чечне. Был репрессирован вместе с семьей вождем народов. После реабилитации семья вернулась на родину. Средняя школа, художественная школа, Строгановское художественное училище (факультет скульптуры)  в Москве – этапы биографии. Большие и малые работы. В основном, пластика. Среди них – памятник Памяти, своей репрессированной семье и тысячам семей со схожими судьбами. После смерти Джохара Додаева памятник в Грозном снесен. Уничтожен. Как была уничтожена и снесена творческая судьба мастера. Он уехал на Запад, бежал в Германию, страну, где надеялся найти покой.
Германия смогла дать ему это  в виде мастерской в идиллическом городке Шонгау у подножья Альп, где он смог писать маслом и рисовать. Из этого странного «покоя» родилась странная выставка, где со стен на вас смотрят чеченские лица, включенные в чеченские сюжеты, облеченные в «чеченские» краски, по-кавказски откровенные залитые плоскости и чистые пятна. Они не смягчены нежным сфуматто и не тонут в дымке Альп. Они кричат о трагической Судьбе, пытающейся найти равновесие между Прошлым и Настоящим…

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Наши выставки: