. Чужой в кругу своих – не свой в стае чужих

Выборы как выборы, сколько уже мы их пережили. Как и все в Израиле: ожидаешь одно – выскакивает совершенно другое. Однако многое удивило, а аналитиков просто в шок повергло. Почему же заурядные, давно ожидаемые выборы назвали непредсказуемыми, ошеломляющими и судьбоносными.

Первое, что приятно удивило: сравнительно точные прогнозы, которые были сделаны задолго до выборов. Опросы общественного мнения, проведенные разными институтами, точно ухватили тенденцию, динамику общественных интересов, ошибаясь лишь в деталях. После яростной критики, после того, как по привычке казалось, будто бы они как всегда попадут пальцем в небо, на сей раз они попали точно в десятку.

Как и показывали все опросы, ЛИКУД на финишной прямой перестал получать новые голоса, мало того – показал резкий спад. КАДИМА, напротив, мощно и резко спуртовала перед финишем. НДИ последние дни по опросам рос как на дрожжах, на зависть другим партям; МЕРЕЦ и блок правых партий терял голоса.

Еще одна особенность прошедшего – предопределенность. Как будто бы все заранее договорились и решили: следующим главой правительства будет лидер Ликуда, а потому: к чему волноваться и делать лишние движения. На горизонте не было видно никого, кто мог бы конкурировать с ним. Потому предвыборная гонка и шла под знаком неизбежного: решались только детали, кто будет вторым и третьим. Даже обычная выборная суета и шумиха на местах на этот раз почти отсутствовали: ни листовок, ни стикеров, ни запоминающихся лозунгов, ни манифестаций на дорогах, ни плакатов на перекрестках.

Не стоит забывать и кратковременность всей кампании. Да и вся она проходила в густой тени, брошенной на нее только что закончившейся военной операцией в Газе. Казалось бы, должно случиться единственно возможное: многочисленные ошибки, допущенные Кадимой во время прошедшей каденции, уже вторая ничем не закончившееся война, подъем патриотических настроений – все это неминуемо должно были сдвинуть общественное мнение вправо, то есть подбросить рейтинг Ликуда до небес. Но… не тут-то было. Надо хорошо знать израильский менталитет, чтобы осознать случившееся. Резко пошел вверх рейтинг КАДИМЫ!!! 

Теперь особенность, которая выявилась уже после выборов. Снова главными и определяющими для избирателя стали вопросы политические. Второстепенные партии, делающие упор на социальные стороны жизни, просто исчезли с политической карты. Зато усилилась тенденция к расколу общества по месту проживания. Посмотрите, как проголосовали жители разных городов. Богатые города центра страны: Тель-Авив, Рамат-Ган, Ришон-Ле-Цион – отдали предпочтение Кадиме и Аводе. Зато такие города, как Сдерот, Ашдод, Ашкелон – НДИ и Ликуду. Все заметнее сдвиг основных партий к центру. Избиратели не любят крайностей, оттого и круг голосующих за крайне правых и крайне левых заметно сужается. 

А сейчас главная сенсация выборов – победа неопытной Ципи Ливни над умудренным опытом и закаленным в политических баталиях Нетаниягу. Пишут о феномене Барака Обамы, новом незапятнанном лидере, которого ждет страна, о женском лице, приятно отличающемся от надоевших мужских. Но дело не только в этом. Скорее вовсе не в этом. А в том, что новый лидер Кадимы Ципи Ливни не выиграла — просто Нетаниягу проиграл. Уж слишком не хотел электорат этой победы, слишком опасался усиления правых. То есть победа Ливни была обусловлена протестным голосованием.

Вот теперь мы добрались до корня проблемы. Как ни открещивался Биньямин Нетаниягу от правых, как ни позиционировал свою партию как партию центра, как ни голосил о о будущем лидере для вс-е-е-е-х, как ни призывал не путать его позицию с позицией Либермана, — все равно своим его в лагере, традиционно голосовавшем за левых, не признали. Но, с другой стороны, с правого бока, он потерял несколько мандатов, ушедших к Либерману, когда во время предвыборной кампании затеял борьбу с Моше Фейглиным и стал заигрывать с Бараком. Еще не выиграв гонку, он стал призывать к правительству национального единства.

Короче, Биньямин Нетаниягу, не утвердился в сознании народа как обещанный ему царь. Ему бы свою партию, по примеру Шарона, партию Нетаниягу. А так он оказался в ситуации отчуждения: конечно, он не стал своим в стане чужих, но он оказался чужим в кругу своих.

Бендерский Яков