О литературной сублимации, или Чехов – унылое говно

Известное дело: цензура иногда влияет на цензурируемое не только плохо, но и хорошо. В смысле – цензор ставит писателю условия, мешает ему высказаться, а тот всё-таки хочет, и в конце концов от громкого мычания, от дружеского ржания рождается подтекст, понятный иногда лишь «маленькой такой компании», но очень оживляющей текст в целом. Само ощущение намёка, запретной непроговорённости […]

More: continued here