. Русский отблеск в еврейских глазах

«Славяне – навоз истории» (из конармейских дневников Бабеля)

Давайте договоримся: не забираться высоко, не спорить горячо, не путаться в философских определениях, но ограничимся лишь деталями. Однако даже в единичных случаях иногда можно различить черты типичного, а в океане мелочей выловить золотую рыбку истины.

Не будем также забывать, что носим мы в себе некие скрытые русские черты: ведь как ни крутись, а русский след еще достаточно ощутим. А потому, говоря о национальных русских особенностях характера, не забудем в зеркальце волшебное поглядывать.

Когда вспоминаю, какое чувство постоянно владело мной тогда, когда еще жил там, в первую голову приходит мысль о чужеродности, неслиянности со всеми. И любой намек на национальный вопрос мне казался обращенным именно ко мне.

Поразительную мысль японского писателя Акутагавы Рюноске: «Человеческое, слишком человеческое по большей части животное», я мысленно трансформировал в формулу, к нашему случаю более подходящую: «Русское, чересчур русское, обязательно антисемитское».

Какой элемент зарубежной жизни больше всего поражает наивного эмигранта из России, как вы думаете? Прежде всего – маленькие удобства, которые делают жизнь приятнее. Это касается детей и стариков, слабых и больных. Как будто кто-то пытается забежать вперед и под локоток перевести слабого и болезного через лужу. Может быть, это входит в национальный культурный феномен малых народов, незнакомый русскому свободному духу. Именно этот пробел в жизни так недостает русской ментальности: отсутствие жалости и милосердия к слабому, падшему, калеке, как будто что человек, что государство рассчитывает на то, что ты вечно будешь молодым и сильным.

Буквально каждая мелочь: крышечки, пакеты, бутылки, съезды и подъезды в магазинах, оборудованные для колясок инвалидов, разнообразные мелочи на столах в кафе, приветливые улыбки продавцов, — все будто бы старается не утруждать тебя, протягивают руку помощи, чтобы было комфортнее.

Русская же натура привыкла не к житейской мелочи, не к комфортной жизни, а к преодолению грозной опасности, подвигу, широкому жесту: порвать на груди рубаху от восторга, жизнь положить за идею, пасть порвать ненавистнику – это мы с удовольствием.

Для меня образцом русского подхода к вещам и мелочам представляются усики к ручной гранате РПГ-6, которые никак не могу забыть, хотя последний раз метал сию страшную штуковину еще в прошлом веке.

Так вот, помню, как мучился и обливался потом тогда, во время гранатометания, но никак не мог раздвинуть проклятые стальные усики, чтобы вырвать их, наконец, и бросить гранату подальше. Ясное дело, не были они приспособлены к слабым еврейским пальчикам, способных только листики в книжке листать, а поддавались только грубым славянским перстам, легко гнущим медный пятак.

Так и осталось во мне, теперь уже навсегда: любое изделие, произведенное русскими умельцами, напоминает ту ручную гранату с несгибаемыми стальными усиками, которые разогнуть невозможно, но оставить так нельзя, разорвется. И требуют они неимоверных усилий, ссадин на руках, поломанных ногтей, матерного рева и вздоха облегчения.

Еще один показательный пример, хотя и другого порядка.

Игра «Как стать миллионером?» на русском канале. Мне есть с чем сравнивать, так как удалось наблюдать за той же игрой на израильском канале. Так вот, любопытна и поучительна постоянная избираемая стратегия поведения игроков разных нацональностей.

Русские играют азартно и нерасчетливо, зачастую предпочитая полный проигрыш – альтернативному варианту сдаться, остановиться, забрать свои деньги. Редко когда преобладает трезвый расчет, понимание того, что ты должен сдаться. В конце концов ты не знаешь ответа, нет ни малейшего намека, не осталось ни звонка другу, ни помощи зала, не разумнее ли забрать выигрыш и удалиться с высоко поднятой головой. Нет, куда там, выбрал – и как с головой в холодную воду — проиграл.

— Значит проиграю, если не судьба, — скажет увлекшийся игрок. — Какие тут деньги, мне важен принцип. Чего уж тут мелочиться. Причем так играет абсолютное большинство: мужчины и женщины, молодые и старые, интеллектуалы и обыватели. Больше того, выбор другой стратегии: расчетливой, трезвой, продуманной, — был бы воспринят публикой негативно, она выглядела бы в ее глазах жалкой и мелочной.

Как назвать такую линию поведения? Игра ва-банк при любых обстоятельствах, умение не зацикливаться на мелочах, презрение к деньгам, безбоязненное отношение к проигрышу, вера в себя, широта души и жеста, увлеченность или попросту глупость, самонадеянность, неумение считаться с обстоятельствами, желание пробить стену лбом.

Не лучше ли выбор стратегии израильтянина? Как бьется он за каждый шекель, он-то, конечно, старается не рисковать и при малейшей осечке, трудности, мгновенно заберет деньги – лучше меньше, чем ничего, предпочитая синицу в руке. Израильтянин боится остаться в фраерах, то есть с пустым карманом.

Бендерский Яков