. Шальная идея оптимизации образования.

На днях мне довелось услышать такую фразу министра просвещения РФ Фурсенко: «Изучение высшей математики в школе снижает креативность школьников». Меня слегка передернуло и от «креативности» и от смысла сказанного. Кто сказал, что высшую математику в школе нужно изучать на уровне курса Фихтенгольца? Кто сказал, что знание производных и интегрирования простейших функций не помогает в изучении, например, физики и снижает «креативность»? Да и вообще, какими критериями можно пользоваться при определении эффективности преподавания?

И тут мне на ум пришла идея математической оценки процесса «овладения знаниями». А не применить ли нам к нему систему моделирования? Поставим цель – вырастить к определенному возрасту, скажем, не «строителя капитализма», а стандартного специалиста в определенной области, обладающего определенными «знаниями-свойствами». В чьих интересах? По какому плану? В рамках каких критериев?

Рассмотрим три системы: государство, семья и сам ребенок. Первые две являются заказчиками, организаторами и «реализаторами» процесса. Ребенок выступает в роли объекта, «жертвы эксперимента», хотя может весьма значительно, порой определяюще, влиять на этот процесс. Упростим до предела нашу задачу. Примитивно определим цели каждой системы.

Государство. Заинтересовано в подготовке определенного числа специалистов в определенных областях и сферах деятельности. В формировании сориентированной идеологии. Обеспечении занятости, загруженности детей и особенно молодежи в целях снижения безработицы и криминализации. Государство стремится достичь всего этого с минимальными затратами. Как правило, задачи государства реализуются через школу. Во всяком случае, упрощенно мы будем считать, что это именно так.

Задачи, которые на том же поприще ставит перед собой семья несколько иные. «Ребенок должен расти счастливым», «Ребенок должен расти здоровым», «Ребенок должен расти умным», «Ребенок должен получить специальность» и т.д. Разнообразие и порядок предпочтений может меняться или в крайних случаях вообще отсутствовать. В большинстве семей определяющее значение имеют социальный статус, деньги, материальные затраты на воспитание и обучение. Родителям, как правило, никакого дела нет до государственных проблем. Школа, в их представлении, должна помогать в реализации родительских планов.

Ребенку же никакого дела нет до проблем взрослых. Он эгоцентрик и руководствуется критериями «интересно-неинтересно», «приятно-неприятно», «вкусно-невкусно». Можно было бы рассматривать дите, как ЭВМ-робота с оперативной и долговременной памятью, определенной скоростью «электронно-нервных» реакций, с биомеханическими приводами и т.д. Его можно обучать, приучать, тренировать. Предположим, что он способен самообучаться, а также капризничать, саботировать и привирать. Открывается некий простор для фантазии.

Если представить влияние всех трех систем в виде функций, дающих графики в координатах, например Цена-Время, и получить некую ограниченную область, через которую проложить «Целевую функцию», то можно получить оптимальное решение. Бредовая гипотеза, но…

В компьютерный век мы можем написать уравнения или неравенства, безусловно, с определенной погрешностью значений соответствующих коэффициентов, которые будут отражать, например, потребности государства в специалистах определенных отраслей, профессиональные приоритеты соответствующих групп населения. Ведь известно, что профессиональная «семейственность-преемственность» имеет место быть с довольно большой степенью вероятности. В этих уравнениях и неравенствах можно отразить зависимость в координатах «время-деньги». Ребенку можно присвоить свойства Целевой Функции, в которой связи и коэффициенты будут определяться его способностями, наклонностями, состоянием здоровья, наконец. Многогранники, образованные графиками уравнений и неравенств, могут соответствовать разным учебным программам. С разным уклоном и уровнем сложности и разных групп населения. Для всех комбинаций можно найти оптимальные решения, содержащие данные по планированию и рекомендации по его реализации. Кроме того решение предоставит нам данные по затратам. Как временным, так и материальным.

Из всего вышесказанного легко понять, что я специально предельно упростил задачу планирования системы образования. Но мой богатый педагогический опыт говорит о том, что количественные оценки в этом деле абсолютно реальны. Мне довелось учиться и учить в большом количестве различных школ. Обучать детишек «разных стран и народов». Все эти годы я наблюдал, как взаимодействуют эти три основные системы – государство (школа), семья и ребенок.

Должен констатировать, что определяющим фактором в деле формирования «конечного продукта» играет семья. Особо яркий пример из багажа моей памяти. Одноклассники одного интеллектуального уровня. Тестирование и учеба показывали великолепные способности обоих. Но у парня в 10-м классе умерла мать, отец женился второй раз, отношения с сыном разладились, сын попал в тюрьму… Девочка закончила с золотой медалью школу, с красным дипломом институт. Социальный статус обеих семей был примерно одинаков. Это были «простые» люди. Что касается социального статуса семьи, то это в огромной степени определяет высоту трамплина, с которого стартует ребенок, высоту и дальность его полета в «жизненном пространстве». Я думаю, сие справедливо и для демократических и для тоталитарных государств. Все это можно учесть при решении задач оптимизации. Включая крайние случаи. Мне кажется, что данный подход мог бы дать инструмент планирования и оценки ожидаемого результата в системе образования, выявления сильных и слабых мест, резервов и перспектив.

Добрушин Григорий