. Шут – это символ перевернутого короля

Как от великого до смешного – расстояние всего ничего, рукой подать, так и превращение короля в шута – времени миг один, глазом не успеешь моргнуть.

Давайте теперь уточним: кто же победитель на белом коне, а кто шут, к стремени припавший.

Чтобы развернуть странную метафору в наглядную картинку, возьмем и оценим результаты прошедших в Израиле выборов в Кнессет. Что может быть более показательным и наглядным, чем поведение победителей в марафоне? Что даст наблюдателю большую пищу для размышлений, чем поведение кандидатов на пост премьер-министра во время коалиционных переговоров?

Прошедшие выборы выдвинули на авансцену сразу трех фаворитов, трех любимцев публики. Нет, пока еще не королей. Но, не будем придираться к словам, и для чистоты эсперимента назовем перечисленные фигуры королями рейтингов. Как же повели себя вознесенные на пьедестал почета короли-шуты?

По определению «Энциклопедии символов» отличительной особенностью глупца, то есть в нашем случае инверсии короля, является игра в обратное: «Дурак работает с перевертышами, то есть переворачивает структуру заданного. Он также работает с предрассудками и общественными иллюзиями». Обычно под иллюзиями у нас в отечестве понимаются предвыборные обещания.

Но на самом деле – это важнейшие задачи, стоящие перед обществом в данный момент, это основные принципы, это данные избирателю обещания о правлении, о благополучии граждан. То есть, те предрассудки, которые для идеалиста-избирателя являются самыми важными, в глазах шута, то есть политика–реалиста, превращаются в разменную монету, пустые слова, лишенные смысла, во что-то несерьезное и нелепое.

Какие же кульбиты-перевертыши показывают наши короли-прагматики, когда дело касается общественных предрассудков?

Начнем с Биньямина Нетаниягу. Нет-нет, не потому, что он самый главный, тем более не потому, что самый умный, а потому, что самый опытный. Кроме того, судя по расстановке сил, номер один среди прочих кандидатов. Руководствуясь не государственными интересами (куда нам до них, простым смердам), а лишь здравым смыслом, Нетаниягу должен был бы в первую очередь подумать о создании блока с правым лагерем. Тем более и позиционирует себя Ликуд как правая партия. Однако, играя по своим правилам, (вспомните перевертыши), поступает в точности наоборот. В первую очередь Ликуд прощупывает почву в Кадиме, открыто заявляя, что «правительство национального единства нам предпочтительнее партийных амбиций».

Второй по списку идет Ципи Ливни. Настоящая победительница выборного марафона, взошедшая звезда на политическом небосклоне Израиля, некоронованная королева рейтингов. Пока непонятно, как она поведет себя в рукопашном бою с более опытными противниками, какие красные линии не перейдет?

Хотя формально и имея за плечами небольшой перевес, Ципи Ливни не сможет сформировать правительство. Следовательно, согласно примитивной логике, у нее прямая дорога к сотрудничеству с Биби. Тем более, что и вышла она из того же Ликуда. Но уже в ходе первого после выборов заседания парламентской фракции Кадимы Ливни заявила, что не намерена присоединяться к правительственной коалиции с Нетаниягу. Тем более соглашаться на систему ротации премьер-министров.

С другой стороны та же Ливни, занявшая принципиальную позицию по отношению к Нетаниягу, готова уступить и пойти на более жесткие требования НДИ: на принятие законов о лояльности, о гражданских браках, о борьбе с террором и даже на реформу властных структур.

О третьем кандидате в израильские вожди Либермане поговорим в последнюю очередь. Зная твердые установки этого короля, помня, как жестко он заявлял о том, что следует немедленно покончить с ХАМАСОМ, как непреклонно требовал от израильских арабов лояльности к стране проживания, следовало ожидать, что он немедленно примкнет к Нетаниягу. Но такого однозначного ответа на предложение Ликуда НДИ не дал сразу и без колебаний. Какое-то время помучил, поинтриговал, пока, наконец, не сделал окончательный выбор. Никто не сомневается, что дело здесь, конечно, не в принципах, за которые боролся несгибаемый Либерман, а в том, какой портфель получит: министра обороны, министра финансов или министра иностранных дел.

Закончим статью цитатой из той же «Энциклопедии…»:

«И настанет час, когда под волщебным плащом шута становится возможным невозможное… Далеко пойдет тот, кто не знает, куда он идет».

Бендерский Яков