. «Помадная» революция: иранские женщины бросают вызов муллам

Сейчас, через 30 лет после введения в стране законов шариата, борьба за права женщин в Иране, начавшаяся переходом с хиджабов на платки от Hermès, набирает обороты, пишет The Independent. Автор статьи Кэтрин Батлер встретилась с иранскими женщинами, среди которых есть водители гоночных автомобилей, блогеры и кинематографисты. Все они требуют перемен.

В феврале 1978 года в Тегеране были ночные клубы, дискотеки и девушки, одетые так же модно, как и их сверстницы в Европе. Через год, когда шах был свергнут, Иран стал Исламской Республикой, и женщины, многие из которых поддержали переворот, обнаружили, что их жизнь резко переменилась. Их не только обязали закрывать свое тело с головы до пят и запретили им петь и танцевать на публике, в соответствии с узкой интерпретацией аятоллой Хомейни законов шариата, но их отстранили от работы на высоких должностях, как, например, лауреата Нобелевской премии и первую иранскую женщину-судью Ширин Эбади. Женщин, «слишком эмоциональных», больше не назначали судьями.

Борьба современности и традиции, которая имеет большое значение в жизни иранских женщин, никогда не прекращается. Автор статьи называет «революцией» процесс, который «потихоньку происходит в современном Иране».

Многие иранские женщины бросают вызов муллам — и некоторые из них встречают политический отпор пугающей силы.

В этом месяце иранка Алиех Эгхам Дуст была заключена в тюрьму на три года за участие в мирных женских акциях протеста, которые произошли три месяца назад. Десятки других женщин были арестованы и осуждены по тем же обвинениям, но Эгхам Дуст первой оказалась за решеткой. Ее заключение под стражу вызвало тревогу за границей и пробудило подозрения, что нарождающемуся движению иранских женщин грозят суровые меры, и еще многие женщины могут оказаться в тюремных камерах.

У иранцев «фантастическая способность ждать», написал Ризард Капучински в хронике революции 1979 года «Шах шахов». «Они могут превратиться в камень и навсегда застыть без движения», — писал он. И иранские женщины, безусловно, продемонстрировали необычайную терпеливость. Первую открытую демонстрацию они устроили только в 2006 году, через 27 лет после установления исламского режима. Полиция в ответ избила и арестовала десятки участниц. И тогда они решили изменить тактику. Теперь они приезжают по одной или вдвоем в маленькие города и деревни, заходят в магазины, салоны красоты, школы и офисы, стоят на автобусных остановках, чтобы объяснить «лицом к лицу», как иранская интерпретация законов шариата ущемляет права половины населения страны. Они просят мужчин и женщин подписать их петицию. Тех, кто отказывается, они просят взять брошюру, в которой приводятся примеры дискриминации.

Например, в брошюре говорится, что мужчина может развестись с женой под влиянием минутного настроения, а женщине для этого необходимо преодолеть много препятствий, а после развода дети старше семи лет переходят к мужу. Женщину могут до смерти забить камнями за супружескую измену, в то время как у мужчины может быть до четырех жен и сколько угодно «временных» жен. Тринадцатилетнюю девочку могут осудить за уголовное преступление, в то время как для мальчика юридическая ответственность наступает только в возрасте 15 лет. Жизнь женщины ценится в два раза ниже, чем жизнь мужчины. Женщина не может стать президентом. Женщина должна на людях покрывать голову и все тело, и если она не сделает этого, ее накажут — и это наказание может быть поркой в духе XVII века.

Но есть женщины, довольные своим положением. «Видите ли, мы не верим в равенство полов, — говорит Фарзанех Абдолмалеки, госслужащая. — Семья — это самое важное, и в семье у нас разные роли».

Кэтрин Батлер | Independent
«Помадная» революция: иранские женщины бросают вызов муллам

Источник: обзор прессы