. Этика и Обама

ТЮБИНГЕН. Многие говорят, что мировой финансовый кризис нельзя было предвидеть. Возможно, не финансисты и экономисты, но другие, кто наблюдал, как развивались рынки – часто в смятении – были более чем обеспокоены. 
Еще в 1997 году я предупреждал о повторении экономического обвала в масштабе 1929-1933 годов в своей книге «Глобальная этика для глобальной политики и глобальной экономики» ( A Global Ethic for Global Politics and Global Economics) : «Едва уловимого замечания, например, президента Американского федерального банка, Аллана Гринспена в начале декабря 1996 года, что «иррациональное изобилие» привело к завышенной оценке финансовых рынков, было достаточно, чтобы привести нервных инвесторов амбициозных фондовых рынков Азии, Европы и Америки в стремительное движение и паническим продажам. Это также показывает, что кризисы при глобализации априори не уравновешиваются сами, а, наверно, прогрессивно ухудшаются».  Европы и Америки в стремительное движение и паническим продажам. Это также показывает, что кризисы при глобализации априори не уравновешиваются сами, а, наверно, прогрессивно ухудшаются».

Уже тогда я ставил на карту то, что для экономистов является еретическим предположением: к экономике должна применяться теория хаоса; разрушительный эффект может последовать за самыми незначительными причинами. Никто никакими средствами не может исключить «возврат мирового экономического кризиса и обвал мировой экономики в масштабах 1929-1933 годов». Поэтому я вовсе не удивился скорости и масштабу событий последних месяцев. В действительности только несколько экономистов — таких как лауреат Нобелевской премии 2001 года Джозеф Стиглиц и лауреат 2008 года Пол Кругман — предупреждали о фатальных последствиях событий, который происходили в уже глобализованной экономике. В отличие от многих предсказаний экономических экспертов кризис не ограничился только финансовым сектором. В действительности он порождает массивное воздействие на реальный сектор экономики — в особенности тяжело поражая автомобильную и химическую промышленность.

В отличие от 1929 года кредиты не ограничиваются; государственные деньги вливаются в банки и экономику. Однако эти меры принесут успех, если они принимаются изолированно и в популистских целях. Они должны стать частью убедительного общего плана, который включает в себя ответственную интервенцию государства и ослабление финансовой нагрузки на индивидуальных граждан, а также рост сбережения в государственных бюджетах. Непредвиденный государственный долг — за счет грядущих поколений — не является жизнеспособным и этическим решением.

К счастью, есть признаки того, что общее умонастроение, которое помогло распространиться кризису, сейчас меняется. В богатых индустриальных странах после эпохи циничного и близорукого поведения, направленного на максимизацию прибыли, мы можем находиться на заре новой эры скромности и устойчивости. Компании испытывают растущее давление вести себя этически, а неэтическое ведение бизнеса, наконец, наказывается.

Во время лекционного тура в США в ноябре 2008 года я видел, что многие люди сегодня жалуются на непомерное желание в бизнесе получать прибыль, а также мегаломанию в политике. По мере падения рынков призывы к этическому регулированию поисков прибыли стали не только оправданными в принципе, но и фактически.

Однако этика не является спасением; это только второстепенное дополнение к экономике глобального рынка. Скорее новая финансовая архитектура, к которой призывают многие и которая сегодня насущна, должна поддерживаться этическими устоями. Фатальные человеческие инстинкты жадности и высокомерия можно обуздать только некоторыми элементарными этическими нормами.

Так что должно последовать за этой этической основой? Параграф Декларации в отношении глобальной этики парламента мировых религий в Чикаго 1993 года содержит следующее:

«В великих древних религиях и этических традициях человечества мы находим директиву: Не укради! Или в позитивном выражении: Действуй честно и справедливо! Давайте заново осмыслим последствия этой древней директивы: Ни у кого нет права воровать или лишать собственности любым способом, любого человека или у общества. Далее, не у кого нет права использовать свое имущество без заботы о нуждах общества и Земли.

В духе наших великих религий и этических традиций быть по-настоящему человечным значит следующее:

• Мы должны использовать экономическую и политическую власть для служения человечеству , а не злоупотреблять ей в безжалостных битвах за доминирование. Мы должны культивировать дух сострадания с теми, кто страдает, оказывая особую заботу детям, пожилым, бедным, инвалидам, беженцам и одиноким.

• Мы должны культивировать взаимное уважение и рассудительность, чтобы достичь разумного баланса интересов, вместо того чтобы думать только о неограниченной власти и неизбежной конкурентной борьбе.

• Мы должны ценить чувство умеренности и скромности вместо неутолимой жадности к деньгам, престижу и потреблению. В жадности люди теряют свои «души», свою свободу, свою уравновешенность, свой внутренний мир и, таким образом, то, что делает их людьми».

Многие надежды во всем мире сегодня связаны с президентом Бараком Обамой, который начинает свое президентство с моральным правом, которое чрезвычайно высоко для политика. Конечно, Обама не Мессия; он не может творить чудеса. Но он в состоянии определить этическую базу для переустройства глобальной экономики.

Учитывая угнетающее действие — и беспрецедентное — количество проблем, которые стоят перед Обамой дома и за границей, он, конечно, не сможет оправдать всех ожиданий. Я не стану выносить суждения о его планах по мировой экономике, которые были представлены на сегодняшний день. Однако ясно, что он осознал этическое значение сегодняшнего экономического кризиса: «Этот кризис относится к ценностям: мы ценим только богатство или работу, которая его создает?»

Страдания, которые переживают так много людей, призывают к проведению реформ, и Обама проницательно перевел это давление в политическую силу. Все это говорит о том, что размышления об общих этических ценностях, глобальной этике сегодня нужны более насущно, чем когда бы то ни было.

автор: Hans Kung

копирайт: Project Syndicate, 2009.

эксклюзивные права на Германию: Verlag Terterian — немецкие газеты и портал на русском языке