. ЖУК И СОРОКОНОЖКА (басня-быль)

Жук полюбил одну сороконожку,

ей подарил серебряную брошку,

где написал: «Люблю сороконожку,

её фигуру и любую ножку!»

Жук был в восторге от прелестных ножек,

что оставляли след из двух дорожек,

и любовался ими каждый раз,

не отводя от них горящих глаз.

Всё остальное в целом белом свете

жук различал сквозь чудо-ножки эти,

на  коих отыскать не мог и части,

чтоб эти части не будили страсти.

С одной из ножек приустав немножко,

он восклицал другой: «Какая ножка!»

и к ней бросался опьяненный жук,

любя все ножки: целых сорок штук.

Жук счастлив был, но вдруг сошел с ума,

в чем помогла любимая сама:

она решила, изгибая стан,

протанцевать поклоннику…канкан!

Жук обалдел от сексуальной крошки

и, восклицая: «О, какие ножки!»,

вдруг начал сам выделывать канкан

так что с трудом смирил его…аркан.

Арканом этим, крепче важной тары,

его скрутили дятлы-санитары,

ну, а поскольку жук орал про ножки

так, что вокруг открылись все окошки,

пришлось взять кляп приличного размера,

который в горло бедного Ромео,

притом с его измятыми усами,

забили дятлы  длинными носами.

…Вот чем закончил несерьезный жук,

что был большой надеждой для наук,

но из-за ножек разум помутив,

слыхал один навязчивый мотив,

с которым он, как псих, маньяк, трепло,

был водворен в лесное дур-дупло.

…Не подражайте этому примеру

и возле ножек соблюдайте меру!

Аркадий Соколовский,  Вюрцбург, Бавария