. Когда достатка больше недостаточно

Доллар США катится вниз, экономика терпит крах, а кризис идентичности сотрясает страны во всем мире. Так что владеет умами американцев в этот критический момент? «Восьмеричная мама» (Octamom): сага о Наде Сулеман, молодой матери-одиночке из Лос-Анджелеса, которая, уже родив ранее семерых детей, подверглась воздействию вспомогательных репродуктивных технологий и теперь вынашивает восьмеряшек.
Эта история, как правило, вызвала бы простое любопытство. Однако по мере того, как Сулеман вошла в поток новостей, десятки медиа выпусков начали следить с некой навязчивой антипатией за каждым ее шагом. И, как если бы называться «Восьмеричной мамой» было бы недостаточно плохо, такие поп звезды, как Шер пошли дальше в своем осуждении; были созданы блоги, чтобы отслеживать подробности ее пластической операции; развлекательные веб-сайты послали своих репортеров, чтобы следить за ней и писать разоблачающие статьи о ее пребывании в дорогостоящем косметическом учреждении.
Для осуждения есть много оснований: семья Сулеман живет на продовольственных талонах, детям, которые уже есть дома, не хватает детской мебели, а ее собственные родители дают интервью в средствах массовой информации, в которых они осуждают ее выбор. Ее пресс-агент сбежал, назвав ее «сумасшедшей».
В поп-культуре США и до Сулеман было много странных кратковременно популярных звезд. Однако ее история продолжается и продолжается, и эмоции, которые сопутствуют ей, выглядят странно яростными и мстительными.
Я считаю, что наваждение американцев Сулеман является проекцией их собственной вины и стыда за свои недавние решения. У Сулеман нет приличной работы, однако она смогла вложить деньги в дорогостоящие вспомогательные репродуктивные технологии и смогла себе позволить много дорогостоящих косметических операций. Хуже то, что эти операции, похоже, были направлены на достижение сходства с Анджелиной Джоли. Каким-то образом она получила просторный дом, но не обзавелась подходящими кроватками для детей.
В другие времена Сулеман стала бы предметом общественного осуждения из-за отсутствия мужа. Сегодня, по сравнению с другими темами, это случается редко: рабочий класс или безработный человек отважился стремиться быть похожим на кого-то, обладающим слишком высоким статусом, и потратить слишком много денег для зачатия слишком многих ни в чем неповинных детей, которые заслуживают защиты и заботы и которые сегодня подвергаются угрозе из-за эгоистичных решений своей матери. Околдованная символами достатка и уровнем потребления, которого она не могла себе позволить, она повела себя как ребенок, не задумываясь о будущем.
Кажется знакомым? Похоже на кого-то, кого вы уже знаете?
Сейчас американцы с трудом выходят из реальности, которую они сами же создали. Пузырь недвижимости надулся и лопнул частично из-за того, что миллионы американцев занимали больше, чем могли выплатить — и они знали об этом. Замечание о том, что с американцами случилось что-то странное и извращенное, не сможет облегчить боль тех, кто сегодня теряет свой дом: миллионы американцев соблазнились фантазиями о красивом большом доме, не имея четких планов на будущее, и, тем не менее, полные фанатичной веры в то, что это каким-то образом сработает. Американский оптимизм стал таким же проклятьем, как и благословлением.
Замораживание кредитов частично произошло по вине банкиров и управляющих хеджевых фондов, которые действовали наподобие Нади Сулеман, пользуясь сегодняшним моментом для достижения нереализуемого будущего. Однако это также следствие поведения обычных американцев, которые увеличивали долги на кредитных карточках на более значительные суммы, чем предыдущие поколения.

В торговых пассажах или дома в Интернете американцы тоже действовали, как Надя Сулеман: соблазненные сумочкой, туфлями, косметическими процедурами, отпусками и жизнью, всем тем, что звезды, которыми они восхищались, считали само собой разумеющимся. Сегодня, когда образование и здравоохранение не работают должным образом, а финансирование социального страхования находится под угрозой, их дети, как дети Сулеман, частично находятся под угрозой, возникшей вследствие их собственных решений.
Осуществимая почетная американская мечта 1950-х годов — приличное, доступное образование в колледже; маленький собственный дом; надежда на то, что дети будут жить лучше — была заменена в последние пятнадцать лет. В новой версии реалити-шоу этой мечты, огромное количество американцев стало верить в то, что они должны жить, выглядеть, танцевать и устраивать вечеринки, как знаменитости, или же их будут считать неудачниками. Достатка больше недостаточно.
Это американская мечта, за которой устремилась Надя Сулеман, и, опьяненные ею, американцы вступили в конфликт с тем, в чем они так серьезно заблуждались. Сегодня в сознание американцев пробирается странное чувство облегчения, по мере того как экономика потребления умирает.
Облегчение приходит оттого, что не нужно стремиться тратить, как Сулеман или Бритни Спирс, или соседи по улице. Оно приходит от мысли о том, что в этой новой реальности достаточно иметь маленький дом, возможность получить образование в колледже и детей, и это все у многих из них уже есть.

Наоми Вольф
Автор Наоми Вольф — политический активист и социальный критик. Ее последняя изданная книга называется «Дайте мне свободу: справочник американских революционеров».
Copyright: Project Syndicate, 2009.
Перевод: Николай Жданович