. Жизнь не удалась…

Из 8110 браков, состоявшихся в Мюнхене в 2007 году с участием иностранного партнера, 4260 заключено между иностранкой и немецким мужчиной; 2787 — между немкой и иностранцем. Брак Николая Лукьяненко и российской немки Светланы Шпиц относился к числу последних.

Познакомились они на Октоберфесте. Николай выглядел оптимистом, рассказывал о своих изобретениях по защите газовых труб от коррозии, о планах их реализации в Германии, сулящих большие дивиденды. Несколько дней спустя он показал невесте красиво оформленные свидетельства, выданные ему Институтом патентоведения в Москве. Оставалось лишь перевести их на немецкий язык, снабдить необходимыми документами и направить в Патентамт в Мюнхен. Светлана тоже поделилась своими успехами: за 10 лет пребывания в Германии она прошла путь от  санитарки до помощника зубного врача.
После свадьбы Николай переехал жить к Светлане. Светлана уходила на работу к 8.00; Николай вставал позже, ел оставленный женой завтрак и садился за подготовку необходимых документов. По патентам, где он был не единственным автором, требовалось испросить разрешения у своих соавторов на продвижение изобретения на немецкий рынок. А также получить «добро» от организации, от имени которой подавалась в России заявка на изобретение. И так далее, и тому подобное. «Хорошо, что я нигде не работаю, — говорил Николай жене, — де бы я нашел время на все эти хлопотные дела?!».
Светлана не возражала. Хотя, где-то глубоко в душе, ютилась мысль, что какую-то временную работу муж мог бы и найти. «Не разносить же мне рекламу и газеты!», — говорил Николай, будто догадывался о сокровенных мыслях Светланы. Патентное дело, как известно, тянется годами. Пыл Николая поубавился, он пал духом. Последнее время совсем зачах. Нашел во дворе компанию безработных и с утра до вечера резался с ними в домино и в карты. Хорошо, хоть не запил. Уговоры Светланы найти какую-нибудь работу не помогали. «Сейчас – мировой кризис, постоянных сотрудников выгоняют. Кому я нужен», — возражал Николай.
Светлана скандалить не хотела. Но поняла, что сама не справится с мужем. Решила обратиться за помощью к опытному психологу. Тот попросил заполнить специальную анкету и придти на приём вдвоём. Николай поднял крик, что он — не сумасшедший, что врач ему не нужен, что если она в него не верит, он может уйти из дома. Светлана успокоила Николая и уговорила согласиться на встречу с врачом.
Тот  расспросил о планах на ближайшие годы, выслушал ответы, а потом рассказал о своём учителе, профессоре Маслоу из Бостонского университета. По теории Маслоу, каждый человек обладает врожденным стремлением к максимальному раскрытию своих способностей. Это – высшая человеческая потребность. Но для её проявления должна быть первоначально удовлетворена вся иерархия нижележащих потребностей, так называемая «пирамида Маслоу». Сюда относятся, конечно, жильё, питание, удовлетворение сексуальных потребностей, и так далее. «Надеюсь, с этим у вас всё в порядке?» — спросил психолог, с улыбкой глядя на Николая. Тот утвердительно кивнул головой. И врач продолжил.
Комплексом библейского персонажа Ионы Маслоу называет нежелание человека реализовать свои природные способности из-за боязни изменить неинтересное, но налаженное существование. Тут врач взял со стола книгу с заложенной в неё закладкой и процитировал: «Если вы намеренно собираетесь стать менее значительной личностью, чем позволяют ваши способности, я предупреждаю, что вы будете глубоко несчастливы всю жизнь».

По дороге домой Николай молчал. Он не собирался стать менее значительной личностью. И обеспеченная за счет Светланы жизнь никак не радовала его перспективой приобретения комплекса Иона. Нечто похожее говорила ему Светлана, но он не придавал значения её словам. Формулировки же бостонского профессора глубоко тронули душу. Николай понял, что мираж патентных доходов соблазнил его понапрасну. И едва не привел к разрыву с женой.
После ужина Николай раскрыл местную газету. В новостной колонке приводились цифры последнего отчета Мюнхенского статистического ведомства. Оказалось, что на 8110 заключенных в 2007 году браков с участием иностранных партнеров приходится 6414 разводов аналогичных пар.
«Нет, наша семья не будет принадлежать к числу последних. Жизнь не удалась, но попытка засчитывается. Завтра иду в Арбайтсамт, попрошусь на курсы патентоведов», — решил Николай.

Виктор Фишман

Другие статьи на тему «Интеграция в Германии»: