. Правовое беззаконие России

МОСКВА — Полковник Юрий Буданов — осуждённый насильник и убийца. Отсидев половину срока за изнасилование и убийство 18-летней чеченской девушки, Эльзы Кунгаевой, он был выпущен на свободу в декабре прошлого года.

Светана Бахмина была юристом в компании ЮКОС, в прошлом находившейся под управлением Михаила Ходорковского. Она была арестована в 2004, и в 2006 приговорена к шести годам лишения свободы на основании обвинений в растрате и налоговом мошенничестве. Подобно Буданову, она подала прошение о досрочном освобождении в 2008 году. В этом ей было отказано, также, как и в её прошении от 2006 года её об отсрочке заключения до того времени, пока двое маленьких сыновей Светланы не достигнут 14-летия — на что она, согласно Российским законам, имела полное право.

Василий Алексанян занимал должность заместителя исполнительного директора Юкоса. Будучи юристом, он представлял защиту Ходорковского и его делового партнёра, Платона Лебедева, после того, как они были арестованы в 2003 году. Впоследствии он был лишён юридической лицензии и, в 2006 году, арестован. К тому времени, Алексанян был неизлечимо болен СПИДом, в лечении которого ему было отказано. В декабре 2008 года Московский городской суд принял решение об освобождении Алексаняна под залог в 50 миллионов рублей (что на то время составляло примерно 1 775 000 долларов).

И наконец, давайте обратим внимание на самих Лебедева и Ходорковского. После ареста в 2003 году, они были приговорены в 2005 году к восьми годам лишения свободы на основании обвинения в налоговом мошенничестве. Они отбывают свой срок в Чите, на границе с Китаем, несмотря на предписание российского закона, согласно которого они имели право на отбытие срока неподалёку от места своего проживания, т.е. в Москве.

Когда, чуть больше года назад, Дмитрий Медведев был избран президентом России, он пообещал избавить страну от «правового нигилизма». Несмотря на то, что он являлся близким доверенным лицом Путина, и, возможно, смог стать президентом исключительно по этой причине, многие омелились надеяться на то, что он положит конец вендетте против Ходорковского и всех тех, кто был ему близок.

Им пришлось полностью разочароваться всего лишь через год после выборов, когда против Ходорковского и Лебедева было возбуждено новое дело, на этот раз по обвинению в миллионных растратах и отмывке денег.

Некий циничный обозреватель заметил на предварительном слушании дела, что, судя по всему, российские власти никак не могут определиться: то ли бывшие управляющие ЮКОСа не платили налогов, то ли они присваивали средства. Однако с каких это пор кто-то платит налоги на растраченные фонды?

Зал суда, где проходит разбирательство этого нового дела против Ходорковского и Лебедева, размерами едва превосходит просторную классную комнату, и полон тяжело вооружённых охранников. Несмотря на это, двое подзащитных вынуждены сидеть в узкой застекленной клетке, в передней стенке которой проделаны две дырки — канал сообщения между ними и их адвокатами. Каждый день их, словно опасных преступников, приводят в зал суда в наручниках. Трудно не сравнивать это дело с делом Буданова, насильника и убийцы, которому было позволено свободно передвигаться по России.

Судья без комментариев отверг требования защиты избавиться от клетки и заменить одного из прокуроров, который уже находился в обвинительном составе первого процесса. Итак, цель, которую преследуют власти, ясна: запереть Ходорковского и Лебедева на гораздо более длительное время — более чем на 20 лет — в случае, если они будут признаны виновными. В том, что так и случится, сомневаться не приходится.

Более того, этот новый судебный процесс является проверкой президентства Медведева. До сих пор, он не сделал ничего для того, чтобы противостоять правовому нигилизму, против которого он выступил в прошлом. Но может быть, он предпримет какие-то меры, пока идёт этот суд, который в ещё большей степени напоминает личную месть, чем первый.

Разумеется, Ходорковский далеко не святой. Подобно многим богатым россиянам, которым пока позволяют наслаждаться своим богатством (или которые оплакивают его потерю из-за финансового кризиса), он нажил своё состояние совершенно тёмным путём в течение первых лет послесоветского периода. Однако вместо того, чтобы покупать на эти деньги дачи, яхты или заграничные футбольные клубы, он вложил их в Россию.

Конечно, в основном он продолжал набивать собственные карманы — и его общественная и политическая деятельность, в свою очередь, чистого альтруизма из себя не представляла. Однако для Путина он стал главным врагом народа только из-за своего стремления повернуть Россию в том политическом направлении, которое казалось ему положительным и желательным. Его амбиции заключались в проведении далеко идущих социальных и политических реформ стали причиной его падения и возбеждения этого нового судебного процесса, который, кажется, проводится с целью заставить его замолчать навсегда.

Правление Медведева неизбежно подвергнется оценке на основании этого процесса. Будет ли он терпеть и оказывать содействие личной неприязни своего премьера, или же он будет готов положить конец позорному представлению судебного процесса, который от начала до конца является махинацией и нарушением закона? Мало что свидетельствуе в пользу последнего, но, с другой стороны, Россия всегда была страной, где надежда умирает последней.
Сюзанна Шолль

Автор — Сюзанна Шолль — руководитель Московского бюро телекомпании ORF (государственное телевидение Австрии). Ее последняя книга называется «Дочери войны: выживая в Чечне» («Töchter des Krieges: Überleben in Tschetschenien»).

перевод: Елизавета Силантьева
Авторское право: Project Syndicate, 2009.