. Дефляционный штиль?

КЕМБРИДЖ. Сегодня в США и некоторых других ведущих странах уровень инфляции близок к нулю. Согласно отчету «The Economist», по данным опрошенных экономистов потребительские цены в США и Японии, в общем, снизятся в 2009 году, в то время как инфляция в еврозоне составит около 0,6%. В Южной Корее, на Тайване и в Таиланде также произойдет снижение потребительских цен.

Перспектива падения цен отражает упадок промышленного производства, вытекающий из этого высокий уровень безработицы, а также значительное снижение товарных цен. В странах с дефляцией скорость падения производства измеряется двухзначными цифрами, а индекс цен на все товары за прошедший год снизился более чем на 30%.

Потенциально дефляция представляет собой очень серьезную проблему, так как падающие цены — и ожидание того, что цены будут продолжать снижаться — могут усугубить текущий экономический спад по трем определенным направлениям.

Прямое неблагоприятное воздействие дефляции заключается в увеличении реальной стоимости долга. Так же как инфляция помогает должникам, уменьшая реальную стоимость их долгов, дефляция наносит им вред, увеличивая реальную стоимость того, что они должны. Сейчас скромный размер дефляции не создает серьезной проблемы, но если она продолжится, то, предположительно, ценовой уровень может снизиться до 10% на протяжении следующих нескольких лет.

Если это произойдет, то ипотека домовладельца увеличится в стоимости на 10%. Поскольку снижение цен повлечет снижение зарплат, соотношение месячных платежей по ипотеке к зарплате также вырастет.

В дополнение к этому увеличению реальной стоимости долговых обязательств, дефляция приведет к увеличению для домовладельцев коэффициента «кредит-стоимость», увеличивая число случаев дефолта по ипотеке, особенно в США. Более низкий ценовой уровень также увеличит реальную стоимость займов для бизнеса, ухудшая балансовые отчеты, что затруднит для этих компаний получение дополнительного кредита.

Второй отрицательный эффект дефляции заключается в повышении реальных процентных ставок, то есть разницы между номинальной процентной ставкой и темпом «инфляции». Когда цены растут, реальная процентная ставка ниже номинальной процентной ставки, поскольку заемщик выплачивает доллары, которые стоят меньше. Однако когда цены падают, реальная процентная ставка превышает номинальную. Ситуация осложняется тем, что заемщики могут вычесть только платежи по номинальной процентной ставке, когда рассчитывают свою налогооблагаемую прибыль.

Поскольку ФРС США и другие центральные банки приблизили свои процентные ставки по краткосрочным кредитам близко к нулю, они больше не имеют возможности дальше снизить процентные ставки, чтобы дефляция не подняла реальные процентные ставки. Более высокие процентные ставки не благоприятствуют совершению покупок семьями и бизнесом за кредитные средства. Это уменьшает общий спрос, приводя к более резкому снижению цен.

В результате необычная экономическая ситуация падающих цен и зарплат может также оказать пагубное психологическое влияние на семьи и бизнес. В условиях дефляции мы идем в неизведанном направлении. Если цены снижаются на уровне 1%, то могут ли они упасть на 10%? Если у центрального банка больше нет возможности продолжать снижение процентных ставок для стимулирования экономики, что остановит потенциальное падение цен? Подобные опасения подрывают доверие и усложняют поддержку экономической активности.

Некоторые экономисты высказали мнение, что лучший способ борьбы с дефляцией заключается в том, чтобы центральный банк наполнял экономику деньгами, с тем чтобы убедить общество в том, что в будущем инфляция будет расти, тем самым уменьшая ожидаемые реальные долговременные процентные ставки. Подобный совет подразумевает, что центральные банки будут увеличивать вливание денег, а также банковские резервы, даже если движение в этом направлении больше не будет уменьшать процентные ставки. Фактически, ФРС, Банк Англии и Банк Японии делают это под видом политики «количественного ослабления».

Неудивительно, что центральные банки, которые имеют обязательства по формальному или неформальному уровню инфляции в 2% в год, не спешат открыто отказываться от своего мандата и признавать, что они стремятся к более высокому уровню инфляции. Тем не менее, их стимулирующие меры помогли увеличить долговременные инфляционные ожидания в направлении заданного уровня.

Сегодня в США процентные ставки по правительственным облигациям повышаются от 1,80% на пятилетние облигации до 2,86% на десятилетние облигации и 3,70% на тридцатилетние облигации. Сравнивая эти процентные ставки с прибылью по правительственным облигациям, защищенным от инфляции, получается, что ожидаемая соответствующая инфляция составляет 0,9% на пять лет, 1,3% на десять лет и 1,7% на тридцать лет.

По иронии, несмотря на то, что сегодня центральные банки концентрируются на проблеме дефляции, более серьезный риск в долговременной перспективе заключается в том, что инфляция может резко подскочить по мере восстановления их экономик, а банки будут использовать большие объемы недавно аккумулированных резервов, чтобы давать кредиты для увеличения расходов и спроса.

Мартин Фельдштейн

Автор — Мартин Фельдштейн — профессор экономики в Гарвардском университете, бывший председатель Совета экономических консультантов при президенте Рональде Рейгане, а также президент Национального бюро по экономическим исследованиям.
Перевод: Николай Жданович
Copyright: Project Syndicate, 2009.