. «Новый нормальный» темп роста

Рынки мировой экономики переполняют признаки так называемых «зеленых ростков». Возрастающее число инвесторов предсказывает наступление резкого восстановления — сначала в Китае, следом в Соединенных Штатах, а затем в Европе и остальных регионах мира. Похоже, что даже ужасные показатели роста за последние пару кварталов не могут остановить подобный оптимистичный настрой. Как говорят некоторые аналитики — чем глубже падение, тем прочнее восстановление.

Возможно, эти оптимисты и правы. Но насколько сильный в разумных пределах рост можно ожидать, когда худший этап, наконец, будет пройден? Будет ли «новый нормальный» темп таким же, как «старый нормальный» темп эпохи бума 2002-2007 годов?

Я с трудом верю в то, что США и Китай, которые являлись главными двигателями глобального роста в течение двух десятилетий, смогут избежать существенно меньших средних темпов роста, чем были у них до кризиса.

Начнем с США, которые были эпицентром финансового кризиса, и экономика которых до сих пор является главенствующей в мире. В лучшем случае, американский финансовый сектор оживет после кризиса в меньшем масштабе и с большим государственным контролем. Это не повод для беспокойства, говорят некоторые экономисты. В 1950-ые и 1960-ые годы рост в США шел довольно быстрыми темпами, а банковская система довольно сильно регулировалась. Почему бы не повторить это снова?

Конечно. Однако послевоенный финансовый сектор в те дни не должен был оказывать поддержку столь же разнообразной и сложной экономике, как это происходит сегодня. Если власти переведут часы банковских регулятивных правил на несколько десятилетий назад, где гарантии того, что они одновременно не переведут назад и часы доходов?

Потребление в США — единственный самый крупный двигатель глобального роста — определенно движется к более низкому уровню на фоне падения цен на недвижимость, роста безработицы, и падения пенсионных доходов. Во время бума уровень потребления США вырос более чем на 70% от ВВП. Вслед за кризисом оно может упасть до 60%.

А как же насчет главного политического изменения, которое испытали США? Утомленные динамичным ростом избиратели сегодня больше внимания уделяют проблемам экологии, здравоохранения, а также неравенству дохода. Но достижение этих довольно дорогостоящих похвальных целей добавится к гигантскому бюджетному дефициту, на который идут США ради противостояния финансовому кризису. Более высокие налоги и большее государственное вмешательство не могут хорошо сказаться на росте.

Действительно, еще есть пространство для маневра, благодаря которому правительство может быть более эффективным, особенно в сферах образования и здравоохранения. Но хватит ли этих сбережений для того, чтобы компенсировать затраты на расширенное в целом правительство? Я очень на это надеюсь. И, безусловно, администрация Обамы в этом вопросе является глотком свежего воздуха после оглушительной абсурдности времен правления Буша-Чейни. Но правительства различных стран мира всегда убеждены в том, что их расширение может быть в основном профинансировано за счет эффективной прибыли, и эта мечта обычно оказывается фантастичной.

В долгосрочном периоде рост Китая также должен замедлиться. Даже до финансового кризиса было очевидно, что Китай не сможет бесконечно продолжать поддерживать рост на уровне 10% и выше. Экологические и водные проблемы становились все более ярко выраженными. Все более очевидным становилось то, что, по мере того, как Китай продолжает развиваться быстрее, чем кто-либо другой, объемы импорта (и терпимость) остального мира не смогут идти в ногу с экспортной машиной Китая. Китай становился слишком большим.

С наступлением финансового кризиса необходимое регулирование китайской экономики в сторону большего внутреннего потребления стало гораздо более насущным. Правда, даже когда экспорт сильно ослаб, правительству удалось поддержать рост за счет огромных расходов и кредитной экспансии. Однако, несмотря на свою необходимость, данная стратегия угрожает нарушить тонкий баланс между развитием частного и общественного секторов, который до сих пор подкреплял рост Китая. Растущая роль правительства и сокращающаяся роль частного сектора практически наверняка говорит о более медленных темпах роста позже в этом десятилетии.

Европа также сталкивается сегодня с проблемами — и не только из-за того, что она испытывает худший спад среди основных мировых экономических регионов, учитывая предупреждение правительства Германии о нереальном 6%-ом снижении ВВП в 2009 году. Продолжающийся финансовый кризис практически наверняка замедлит интеграцию стран-кандидатов на вступление в ЕС из Центральной и Восточной Европы, молодые популяции которых сегодня являются единственным динамичным источником роста в Европе.

Не во всех регионах рост в ближайшем десятилетии обязательно замедлится. Учитывая продолжающиеся реформы в таких странах, как Бразилия, Индия, Южная Африка и Россия, развивающиеся рынки вполне могли бы частично заполнить провал в росте, оставленный крупнейшими экономическими системами. Однако, по всей вероятности, после долгих лет постоянного пересмотра своей оценки тенденции глобального роста в положительную сторону, Международный валютный фонд начнет их снижать.

Даже после того, как кризис завершится, глобальный рост практически наверняка какое-то время еще будет оставаться на более низком уровне, чем в предкризисные годы бума. Это изменение может иметь положительное значение для окружающей среды, выравнивания дохода и стабильности. Правительства совершенно правильно волнуются не только о темпах роста, но и о его качестве. Но когда настанет время подсчитывать налоги и прибыль, инвесторы и политики должны будут переориентироваться на «новый нормальный» темп роста, который будет ниже среднего.

Кеннет Рогофф
Автор — Кеннет Рогофф — профессор экономики и общественного порядка в Гарвардском университете, ранее занимал пост главного экономиста МВФ.
Авторское право: Project Syndicate, 2009.
Перевод: Ирина Сащенкова