Видимость — это святое

В этом году конкурс «Евровидение» впервые проводится в Москве, пишет обозреватель Sueddeutsche Zeitung Франк Нингуйзен, добавляя, что российская столица, будучи устроителем мероприятия, расставляет акценты: на церемонии открытия на гигантскую сцену, сооруженную в СК «Олимпийский», были вывезены голубой истребитель и розовый танк, а в официальной брошюре мероприятия можно увидеть фотографию памятника, на которой ракета устремляется в небо, оставляя за собой длинный хвост. «Здесь, на земле, Россия хочет доказать Европе, а также своему собственному населению, что может организовать ошеломляющий своим размахом спектакль», — добавляет издание.

Россия инвестировала в этот спектакль около 30 млн евро, продолжает автор публикации — он станет самым затратным и масштабным за всю историю Eurovision Song Contest. «Олимпийский» дважды посетил сам премьер Путин и восхитился чудесами современной техники. «Ты чувствуешь себя на сцене потерянным. Она точно самая большая из всех, что я видел», — делится своими впечатлениями кандидат на победу в «Евровидении» от Германии Алекс Кристенсен, который вместе с Оскаром Лойа будет выступать в дуэте Alex swings Oscar.

Для России, уверен Франк Нингуйзен, «Евровидение» станет генеральной репетицией предстоящей в 2014 году зимней Олимпиады в Сочи — в любом случае, отличной возможностью продемонстрировать свою организаторскую мощь и улучшить репутацию в Европе.

Москва гордится карнавалом, устроенным ею, однако намерена его контролировать, причем во всех деталях, отмечает автор. Это касается и бездомных собак, от которых освобождаются улицы города, и грузинского коллектива, который должен был изменить текст своей композиции — организаторы усмотрели в припеве критику в адрес главы российского правительства.

«Но главный экзамен на терпимость Москве только предстоит выдержать», — пишет далее автор материала. На субботу, день проведения финала конкурса, активисты российского гей-движения запланировали проведение своего парада, который в прошлом власти Москвы всегда запрещали. Юрий Лужков, уже однажды сравнивший представителей секс-меньшинств с сатанистами, и на этот раз был непреклонен. Тем не менее, отказываться от демонстрации российские гомосексуалисты не собираются: по словам одного из организаторов парада Николая Алексеева, «Евровидение» вот уже несколько лет связано с европейским гей-движением и привлечет к нам в этом году повышенное внимание». До этого, напоминает издание, гей-парады в России всегда разгонялись, а их участников даже задерживали органы правопорядка.

По словам представителя Германии в жюри конкурса Гильдо Хорна, он не мог спать от негодования по поводу того, что в российской столице был запрещен мирный гей-парад: «Мы живем в 2009 году, а это какое-то средневековье». Конечно, оформление сцены выше всяких похвал, но гигантский экран — это еще не все, заметил Хорн. Тем самым, резюмирует Нингуйзен, он затронул то, что последние дни в Москве очевидно многим: для нее по-прежнему самое главное — видимость.