. Новая правящая каста Индии

КЕМБРИДЖ. Самые масштабные выборы в истории, в которых приняли участие более 700 миллионов избирателей, завершились победой правящего союза Индии, возглавляемого премьер-министром Манмоханом Сингом из Индийского Национального Конгресса. Результаты опровергли мрачные предсказания сварливого парламента и дальнейшее укрепление региональных партий. Новое правительство будет гораздо более устойчивым по сравнению с его многочисленными предшественниками. Таким образом, результаты выборов привели к глубоким переменам.

Но факт остается фактом: как и предыдущие правительства, новая администрация будет, главным образом, состоять из политических деятелей, которые не годятся на то, чтобы занимать посты министров. В то время как некоторым провинциальным деспотам путь был перекрыт, набирающие силу новые деспоты получили значительную поддержку. Несмотря на очевидный успех индийской демократии, ее парламентская система не очень хорошо справляется с тем, чтобы обеспечить Индию хорошими органами власти.

Безусловно, Индия не является недееспособным государством. Лант Притчетт из Школы Кеннеди при Гарварде придумал для Индии новое определение: «мечущееся государство» — страна, в которой особо авторитетные верхние эшелоны правительства неспособны управлять более низкими слоями, что приводит к плохим результатам.

Но подобный анализ признает то, что не признает ни один другой: проблема Индии заключается в недостатке компетентности ее главной политической элиты. Тот факт, что текущая политическая система Индии неспособна обеспечить эффективное управление, дает стране другую категорию: плохо функционирующее государство.

Идеализм движения за свободу в Индии быстро испарился после независимости, столкнувшись с возможностью патронажа, которая появилась вместе с властью. Тот путь, по которому развивалась политическая система Индии, проложил политикам надежную дорогу к обогащению. Деньги, потраченные на то, чтобы выиграть выборы (что часто включало в себя покупку права назначения кандидатов), возвращаются в многократном объеме, как только победитель занимает свой пост. Половина законодателей Индии, которые в этот раз приняли решение повторно участвовать в выборах, утроили свои доходы за последние пять лет.

Рост коррупции в рядах правительства, управляемого партией Конгресса, которая привела Индию к независимости и монополизировала политическую власть на многие десятилетия, показал насколько прибыльной стала политическая карьера в этой стране. Учитывая религиозные, кастовые и лингвистические различия в Индии, политики поняли, как легко они могут превратить даже мало приверженных сторонников в лояльный электорат.

Затем индийские политические партии начали дробиться, дав начало возникновению огромного количества партий, организованных по региональным и кастовым принципам.

Из-за раскола политических партий за последние два десятка лет в Индии было лишь одно однопартийное правительство и восемь коалиционных. Члены коалиционных правительств относились к переданным в их ведение министерствам как к феодальным владениям, которые можно эксплуатировать ради собственной выгоды. Со временем правительство Индии стало, прежде всего, инструментом для достижения собственных интересов политических деятелей, а не образованием, которое несет на себе ответственность по управлению страной.

Возможность получения личной выгоды через государственный пост сделала карьеру в избирательной политике автоматическим выбором среди потомков индийских политиков. Рекордное число сыновей и дочерей политических лидеров и миллионеров (а также людей с криминальным прошлым) участвовало на этих выборах. Перед нашими глазами происходит формирование новой индийской касты — касты правителей, которая отличается от традиционной индийской касты Кшатриев.

Как и уже существующие касты, новая каста специализируется на одном виде деятельности: государственная служба. Так же как в более раннюю эру определенные люди становились плотниками или торговцами, просто родившись ими, члены правящей касты Индии сегодня становятся лидерами партий, членами законодательных органов и членами кабинета министров исключительно благодаря своему происхождению.

И также как в случае с более древними кастами, для этой профессии не нужно иметь какой-то определенной квалификации — самого рождения уже достаточно. Нехватка профессиональной компетентности никогда не запрещала индусам оставаться в своей касте, а успешное выполнение своих обязанностей, аналогичным образом, не являлось критерием для сохранения политиками влиятельных постов.

Парламентская система Индии требует, чтобы министры были членами законодательного органа. Партийные лидеры выбирают членов семьи и других лояльных последователей в качестве кандидатов на выборы, совершенно не обращая внимания на их способности выполнять министерские обязанности, что приводит к появлению кабинетов министров, которые попросту неспособны решать проблемы, возникающие перед национальными правительствами и правительствами штатов в стране.

Даже при наличии самых лучших политических лидеров управление Индией не является легкой задачей. Последовательные правительства, полные неквалифицированных политиков, оказались не в состоянии выполнять основные правительственные функции по поддержанию общественного порядка, обеспечению основных услуг, которые ждет современное общество, и обеспечению экономического роста. До сих пор хорошо работающий частный сектор Индии маскировал провалы индийского государственного аппарата.

Парламентская система Индии в своей сегодняшней форме может создавать только реально не функционирующие, коррумпированные правительства. Она вознаграждает амбиции, пропагандирует политику «правительственный пост за любую цену» и обесценивает заслуги.
Отнятие у избранных представителей приза в виде министерского кресла могло бы отвернуть стремящихся разбогатеть политических деятелей от занятия политикой. Поэтому настало время Индии рассмотреть возможность принятия президентской системы правления, которая ограничила бы масштабы «политических сделок» и позволила бы лидеру страны выбирать на правительственные посты компетентных людей.
Аппу Соман

Автор — Аппу Соман — сотрудник Белферского центра науки и международных отношений при Правительственной школе им. Кеннеди, Гарвардского университета.
Перевод: Ирина Сащенкова
Авторское право: Project Syndicate, 2009.
Права на текст по Германии: Издательство Тертеряна — русские газеты в Германии и Европе