. Микро-Европа

Учитывая то, что Соединенные Штаты парализованы крахом на Уолл Стрит, у Европы появился шанс. И все же, роль Евросоюза в мире становится все слабее; к нему сегодня прислушиваются реже, чем 15 лет назад. Как заметил видный азиатский дипломат и академик из Сингапура Кишор Махбубани: «Европейцы отстали от наиболее важных глобальных проблем, они одержимы своими внутренними процессами, культурно высокомерны, трусливы перед лицом США, и слепы к усиливающейся роли Азии».

Если Европа желает занять более прочное положение в глобальном лидерстве, ей необходимо повернуть в обратном направлении свой долгосрочный экономический спад. Рассмотрим свидетельства этого спада:

· Собственность : После столетий, в течение которых европейские корпорации доминировали в развивающемся мире, наступила обратная тенденция. Индийские, Ближневосточные и другие инвесторы скупают европейские сталелитейные заводы и автомобилестроительные компании. В ближайшие годы нужно быть очень внимательным к Китаю и России.

· Обменные курсы : Когда год назад доллар резко упал и еще сильнее подорвал европейскую конкурентоспособность, управляемый европейцами Международный валютный фонд и Европейский Центральный банк оказались бессильными. Вместо этого европейские лидеры полетели в Китай, чтобы просить о поддержке. Между тем, недавно доллар вырос по отношению к евро, и европейцы не оказывали на это никакого влияния.

· Банки : Когда американские и швейцарские банки достигли предела своих возможностей, никто не оказал Европе поддержки. Вместо этого лидеры банков умоляли Ближний Восток, Сингапур и Китай бросить им страховочный канат. Как только собственные банки Европы оказались зараженными, понадобился британский лидер-евроскептик, который мог бы преодолеть нерешительность Франции и Германии. Европейские учреждения остались вне игры.

Безусловно, растущее отставание Европы не полностью зависит от нее самой. Развивающиеся страны увеличили свою долю в мировой экономике, что позволило им обрести более уверенный голос в международных отношениях. Однако никто не препятствует тому, чтобы темпы роста еврозоны поднялись выше 3%, и никто не заставляет сокращать долю ЕС-15 в мировой экономике с 19,5% от общего ВВП в 1994 году до 16% в прошлом году.

Несмотря на свою Лиссабонскую программу действий, расширение ЕС и появление евро, общие экономические показатели Европы не улучшились, поскольку она пренебрегла многими жизненно важными и повседневными проблемами. На ум приходят три примера.

Во-первых, ЕС все еще тратит гораздо больше своих ресурсов на субсидирование тех секторов, которые испытывают спад, вместо того, чтобы готовиться к будущему. Несмотря на то, что финансирование исследований увеличивается, оно составляет лишь 4,7% расходов ЕС по сравнению с 31,7% на сельское хозяйство.

Во-вторых, у Европы не получилось учредить независимый Европейский исследовательский совет для гарантии того, что финансирование распределяется на основе научных заслуг. Слишком много денег, предназначенных на исследования, идет на проекты по поддержанию престижа, которые мало связаны с наукой или вообще с ней не связаны, как например Галилео или Европейский технологический институт.

В-третьих, европейские ресурсы фрагментированы, и это препятствует конкурентоспособности Европы. Слабая и размытая Директива о поглощениях ЕС, принятая после более десятилетних дебатов, не в состоянии облегчить международные слияния компаний в рамках Европы, которые необходимы для постройки мировых чемпионов. А социальные льготы, предоставляемые компаниями в некоторых ведущих европейских странах, ослабляют корпоративную гибкость, препятствуя перемещению рабочей силы.

И все же, сегодня существует множество точек соприкосновения, по которым у ЕС есть хорошие шансы продвинуться вперед. Расширение сделало далекие страны нашими соседями. Они нуждаются в доступе к нашим рынкам, и мы не должны им отказывать. Мы должны расширять единый европейский рынок, чтобы увеличить темпы роста и избежать новых разделений. Это означает увеличение использования таких непопулярных инструментов, как тарифы, индустриальные стандарты, рыночное регулирование и сотрудничество в сфере исследований и образования с такими странами, как Россия и Египет по образцу нашей прошлой работы с Норвегией и Швейцарией.

Многие жители Европы полагают, что европейское сотрудничество приносит пользу только привилегированным лицам, и что рабочим и пенсионерам приходится платить более высокие налоги, поскольку международная интеграция помогла богатым найти способы уйти от оплаты справедливой доли от процентных доходов и доходов от прироста капитала. Общие правила, направленные на устранение межгосударственного уклонения от налогов, и, таким образом, устранение подобного восприятия, должны стать приоритетной задачей. Общий финансовый рынок должен быть закрыт для тех, кто получает экономические блага бесплатно и отказывается делиться информацией. Сотрудничество с такими пристанищами, как Лихтенштейн и Монако, должно быть исключено, если они не согласятся признать, что в рамках Единого рынка все граждане должны платить налоги по месту жительства, согласно правилам страны проживания.

Также в рамках ЕС должна быть улучшена последовательность политики. Мотивация к осуществлению дальнейших реформ внутреннего рынка ослабла, что привело к ситуации, в которой даже решения лидеров ЕС на встречах Европейского совета могут быть проигнорированы. Оказалось, что разработки, составляющие основу европейской конкурентоспособности, вроде патента, покрывающего всю территорию ЕС, невозможно осуществить. Цель ЕС относительно того, чтобы к 2010 году расходовать 1% от ВВП на исследования, не будет достигнута ни одним государством-членом.

«Особые интересы» слишком часто берут верх над общеевропейскими интересами. Европа должна ограничить субсидии на старые и отмирающие отрасли промышленности и инвестировать сэкономленные деньги в ориентированные на будущее секторы экономики.

Последнее, в чем нуждается Европа — это укрепление ненужной централизации. Динамичная и успешная Европа — это не Европа, живущая по «универсальному» принципу. Сама по себе европейская интеграция не должна становиться целью, она должна быть средством достижения стабильного благосостояния. Нам не нужны внешние усилия для принятия общеевропейской политики по борьбе с текущим кризисом, когда уже стало очевидно, что мы не можем действовать вместе. Укрепление Европы означает поощрение политики, направленной на увеличение роста, а не сосредоточение на том, кто получит большую выгоду от капитала ЕС или его учреждений.

Это особенно важно в сфере защиты рабочих. Европейские граждане вряд ли поддержат меры по усилению ЕС, если такие меры будут означать, что решения по условиям работы больше не принимаются на местном уровне. Несмотря на это, Европейский суд вызвал еще большее недовольство среди населения — его решение относительно многим известных недавних случаев с наемными рабочими Германии и Швеции значительно отклоняется от местных трудовых процессуальных норм.

Говоря прямым текстом, Европа должна в ближайшие годы сосредоточиться на решении своих микропроблем, а не на продвижении великих идей. Если мы будем придерживаться этого принципа, то у ЕС появится более серьезный шанс на восстановление своего глобального влияния.
Лейф Пагроцки

Автор — Лейф Пагроцки — член парламента Швеции, вице-президент банка Riksbank, а также бывший министр промышленности и торговли, министр образования, исследований и культуры.

Авторское право: Project Syndicate/Europe’s World, 2009.