. Вернётся ли глобальный дисбаланс?

В будущих учебниках истории, в зависимости от того, где они будут написаны, будет использоваться один из двух подходов к тому, кто виноват в текущем мировом финансово-экономическом кризисе.
Один из подходов будет заключаться в обвинении слабого регулирования, кредитно-жилищной политики и недостаточного объёма сбережений в Соединённых Штатах. Другой подход, уже развиваемый бывшими и текущими официальными лицами США, такими как Алан Гринспен и Бен Бернейнк, будет заключаться в обвинении огромного резерва ликвидности, созданного странами Восточной Азии и Ближнего Востока с высоким уровнем сбережений. Вся данная ликвидность, как будет написано в данных учебниках, должна где-либо применяться. Её логичной целью была страна с самыми глубокими финансовыми рынками, США, где цены на активы были завышены до нереальных высот.

Обратите внимание на одну вещь, с которой согласны сторонники обоих мнений: глобальный дисбаланс сбережений — низкий объём сбережений в США и высокий объём сбережений в Китае и в других развивающихся странах — сыграл ключевую роль в данном кризисе, позволив американцам жить не по средствам. Он побудил финансистов, отчаянно желавших получить прибыли с помощью огромных средств, вкладывать их в более спекулятивные операции. Если хоть в чём-то здесь есть взаимопонимание, то это невозможность понять возникновение глобального «мыльного пузыря» и его «лопания», не учтя роли глобального дисбаланса.

Поэтому чтобы предотвратить будущие кризисы, подобные этому, необходимо решить проблему глобального дисбаланса. Здесь первые знаки обнадёживают. Американские домовладельцы вновь начали накапливать сбережения. В соответствии с наиболее свежими данными, торговый дефицит США снизился с $60 млрд в месяц до всего лишь $26 млрд. Простая арифметика говорит о том, что в остальном мире наблюдается соответственно меньший излишек.

Но после восстановления американскими домовладельцами своих пенсионных счетов они могут вернуться к своей прежней расточительности. В действительности, администрация Обамы и Федеральная резервная система США делают всё что могут для увеличения расходов США. Единственная причина, по которой торговый дефицит США снижается, это то, что в стране по-прежнему наблюдается сильный экономический спад, что приводит к параллельному падению объёмов импорта и экспорта США.

После восстановления оба данных показателя могут восстановиться до прежнего уровня, и внешний 6% дефицит США вернётся. Вообще, не произошло никаких значительных изменений относительных цен или обесценивания американского доллара, которые бы предрекали окончательное изменение торговых или расходных моделей.

Произойдёт ли окончательное снижение глобального дисбаланса, будет зависеть в основном от решений, принимаемых за пределами США, в особенности в таких странах, как Китай. Прогнозы данных решений основываются, в свою очередь, на вопросе, почему у других стран объём сбережений оказался таким огромным.

Одна из точек зрения заключается в том, что их избыточные сбережения были следствием политики экономического роста на основе экспорта, которая так долго и так хорошо работала. Китайские лидеры, понятно, не хотят отказываться от модели, показавшей свою надёжность на практике. Они не могут мгновенно реструктурировать свою экономику. Они не могут за день перевести рабочих с окраски детских игрушек в провинции Гуандун на строительство школ в Западном Китае. Им требуется время для создания сети социальной защиты, способной побудить китайских домовладельцев снизить объём своих сбережений. Если данная точка зрения верна, можно ожидать возвращения глобального дисбаланса по окончании экономического спада и лишь менее быстрого его усиления впоследствии.

Другая точка зрения заключается в том, что Китай способствовал появлению глобального дисбаланса не через свой торговый экспорт, а через экспорт капитала. Китаю не хватало не спроса на предметы потребления, а предложения высококачественных финансовых активов. Он нашёл их в США, в основном в форме ценных бумаг Министерства финансов и других правительственных ценных бумаг, в свою очередь побуждая других инвесторов делать более спекулятивные инвестиции.

Последние события не усилили роль США как поставщика высококачественных активов. А Китай, со своей стороны, будет продолжать развивать свои финансовые рынки и свою способность генерировать высококачественные финансовые активы внутри страны. Но на это уйдёт время. Тем временем, США по-прежнему обладает самыми ликвидными финансовыми рынками в мире. Опять же, подобная интерпретация также подразумевает восстановление глобального дисбаланса после окончания экономического спада и последующее его постепенное усиление.

Одним из событий, которые могут изменить данный прогноз, может стать отказ Китая от рассмотрения инвестиций в финансовые активы США как выгодного предложения. Дефицит бюджета США, насколько можно понять, может создать боязнь убытков по облигациям Министерства финансов США. Фактическая политика сокращения долга с помощью инфляции может усилить данные опасения. И в этот момент Китай выдернет шнур питания, доллар обрушится и Федеральному резерву придётся повысить процентные ставки, погрузив США обратно в экономический спад.

Есть два способа избежать данного ужасного результата. Первый — положиться на добрую волю Китая стабилизировать экономику США и всего мира. Второй — администрация Обамы и Федеральный резерв должны предоставить подробные сведения о том, как они собираются устранить дефицит бюджета и избежать инфляции по окончании экономического спада. Второй способ явно более предпочтителен. В конце концов, лучше самому управлять своей судьбой.

Барри Айхенгрин — профессор экономики в Калифорнийском университете в Беркли.