. Конец особых отношений?

ТЕЛЬ-АВИВ — Недавний визит израильского премьер-министра Бенджамина Нетаньяху в Вашингтон пролил свет на фундаментальные разногласия между нынешним правительством Израиля и администрацией президента Барака Обамы. Нетаньяху упорно оспаривает увлеченность Обамы разрешением израильско-палестинского конфликта через образование двух государств, и он отказывается увидеть звено, которое по мнению Обамы, существует между израильско-палестинским миром и его способностью уменьшить ядерные амбиции Ирана.

При этом Нетаньяху не очень-то нравится нежелание Обамы установить жесткий крайний срок для переговоров с Ираном. Израильтяне считают, что Иран галопом мчится в ядерный клуб и ловко воспользуется перспективой переговоров с США, чтобы упредить более жесткие санкции или военный удар.

Кризисы и глубокие разногласия не новы в отношениях между этими двумя неравными союзниками. Но какими бы фундаментальными не были текущие различия, именно закравшееся подозрение в том, что Обама готов увести Америку от ее уникальных отношений с еврейским государством, больше всего волнует израильтян.

Сближение интересов и глубоко эмоциональное отношение к истории Израиля и к еврейской хронике, начиная с Холокоста, были движущей силой того, что возможно является одним из самых интригующих союзов в международных отношениях. Фактически, не существует единого, специального объяснения для постоянного подтверждения обязательств со стороны Америки по отношению к Израилю и для уникально решительного резонанса, который вызвала идея Израиля в Соединенных Штатах.

Американские президенты, начиная с Гарри Трумана, первого мирового руководителя, признавшего Израиль в 1948 году (вопреки совету госсекретаря того времени генерала Джорджа К. Маршалла), в разной степени претворили в жизнь либо эмоциональный аспект, либо аспект реалполитик отношений — а некоторые и тот, и другой. В настоящее время подозрение заключается в том, что Барак Обама не привержен ни тому, ни другому.

Обама — это революционный феномен в американской истории; он безусловно не вписывается в традиционный шаблон американских президентов после Второй мировой войны. Религиозные и библейские учения оказали на него гораздо меньшее влияние, чем на всех них, а хроника еврейской истории и героического появления Израиля из пепла Холокоста не является исконным чувством в его отношении к арабско-израильскому конфликту. Хроника палестинской трагедии явно является не менее центральной при определении его точки зрения в отношении Ближнего Востока.

Но даже когда американские администрации не претворяли в жизнь эмоциональную привязанность к Израилю, они все равно поддерживали идею Израиля при условии, что это можно было обосновать из соображений «реалполитик». Именно так и обстояло дело с Ричардом Никсоном, который никогда не страдал от избытка чувств к евреям, но тем не менее был одним из самых верных союзников, которые когда-либо были у Израиля в Белом доме.

Лишенный сентиментальной привязанности к идее Израиля и глубоко возмущенный его политикой на оккупированных территориях, Обама представляет собой фантом Белого дома, где с еврейским государством не разделяют ни любовь, ни интересы.

Выпад ближневосточной политики Обамы — примирение Америки с арабским и мусульманским миром — расходится со стратегией Нетаньяху. Поскольку новая политика Обамы предполагает, что лучший способ разрешить проблему Исламского терроризма и остановить погружение региона в неуправляемое распространение ядерного оружия заключается в том, чтобы заставить Израиль прекратить строительство новых поселений, уйти из оккупированных территорий, чтобы позволить образование палестинского государства, столицей которого будет Восточный Иерусалим, и заключить мир с Сирией, вернув ей Голанские высоты.

Но это вовсе не означает, что мы являемся свидетелями конца «особых отношений» между США и Израилем. Даже революционный президент не отступит от основных обязательств Америки по отношению к Израилю, который борется за разумные и оправданные с нравственной точки зрения позиции.

Пока Обама был осторожен в том, чтобы не отступить ни от одной из традиционных американских позиций, имеющих отношение к безопасности Израиля. Он принял логику особого ядерного статуса Израиля и его позиции в качестве главного получателя американской военной помощи. Кроме того, страж израильских интересов, Конгресс США, все еще находится на чеку.

Нетаньяху знает, что грандиозная задача поддержать отношения Израиля с США — это столь же жизненно важная стратегическая необходимость, как и непреодолимое внутреннее условие. Наверняка в будущем будет большее сближение, когда он решит обозначить реальные, а не идеологические красные линии Израиля.

Именно потому что Нетаньяхой движет почти мессианская решимость помешать Ирану добыть средства для того, чтобы разрушить Израиль, он возможно пойдет на фундаментальное изменение своей позиции в отношении Палестины при условии, что Обама добьется заметных результатов в своем стремлении остановить ядерную программу Ирана. По мнению Нетаньяху, решение палестинской проблемы не устранит иранский вызов; скорее именно нейтрализация этой экзистенциальной угрозы подготовит почву к созданию палестинского государства.

Нетаньяху также знает, что неудачи арабской стороны укрепили радикальный Сионизм. Как выразился Джон Керри, председатель Комитета Иностранных Дел Сената США, «этот мирный процесс — не улица с односторонним движением», на которой ответственность полностью лежит на Израиле. Еще предстоит увидеть, отреагирует ли крайне дисфункциональный арабский мир и его сильные негосударственные агенты, такие как Хамас и Хезболла, так, как ожидает Обама.

Еще важнее то, что палестинское руководство должно видоизменить и воссоединить свою форму правления, чтобы выполнить задачу государственности. Пока задача примирить Хамас и Фатах кажется не менее трудной, чем достичь мирное соглашение с Израилем.

Шломо Бен Ами — бывший израильский министр иностранных дел, в настоящее время является вице-президентом Международного Центра Мира в Толедо. Он также автор книги «Шрамы войны, раны мира: израильско-арабская трагедия».

Авторское право: Project Syndicate, 2009.
Перевела с английского языка Ирина Сащенкова
Права на публикацию в Германии: издательский дом Тертеряна — газеты на русском языке в Германии и Европе