. Ливан идет в сторону Запада

Ливанские избиратели одержали уверенную победу над альянсом Хезболлы «8 марта». В результате спокойных и мирных выборов прозападный альянс «14 марта» уверенно победил, получив 71 место против 58 мест своих соперников. Результаты вызвали почти слышимый вздох облегчения у арабских капиталистов, а также у лидеров Европы и Северной Америки.

Страх перед тем, что просирийский и проиранский альянс «8 марта» может одержать победу, витал в воздухе перед выборами. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад с готовностью и публично заблаговременно известил о таком исходе выборов.

Победа альянса «14 марта» — это хорошие новости, как для Ливана, так и для региона в целом, которые обеспечивают хорошие отношения с арабскими и западными друзьями Ливана, а также устанавливают тихую победу умеренности и прагматизма над экстремизмом и конфронтацией. Также это хорошие новости для администрации Обамы, которая опасалась регионального регресса вскоре после исторической речи Обамы в Каире 4 июня.

Данные выборы также обеспечивают необходимые мероприятия для установления стабильности и легитимности правящей коалиции «14» марта, которая в основном состоит из суннитского движения «Будущее» под руководством Саада Харири (сына убитого бывшего премьер-министра Рафик аль-Харири), социалистической партии под руководством лидера друзов Валида Джанблата, а также ряда христианских партийНесмотря на то, что коалиция «14 марта» уже контролировала парламент, ее большинство неоднократно подвергалось нападениям из-за сильно искаженного избирательного закона.

Несмотря на то, что альянс «8 марта» проиграл выборы, не все его члены были одинаково огорчены их результатами. Кроме Хезболлы в «8 марта» входит светское шиитское движение Амал и Свободное патриотическое движение, большая христианская группа под руководством генерала Мишеля Ауна. Поскольку Хезболла и Амал смели шиитские районы на юге и в долине Бекаа, подтверждая свою доминантную позицию среди ливанских шиитов, Аун получил меньше половины голосов христиан.

Хезболла может чувствовать себя достаточно комфортно с результатами выборов. Победа могла бы поставить Хезболлу в трудное положение. Со стороны арабских и других правительств мира последовала бы негативная реакция, и в Ливане было бы подорвано доверие инвесторов, что поставило бы под угрозу политические и экономические отношения Ливана. Победа альянса «8 марта» также подкрепила бы позицию Израиля, заключающуюся в том, что Хезболла доминирует в Ливане, что подвергает страну большему риску нападения.

Кроме того, если бы победила коалиция «8 марта», то это было бы в основном за счет христианских избирателей под предводительством Ауна, который, в таком случае, мог бы потребовать пост президента Ливана, который зарезервирован для христианина. Ни Хезболла, ни Амал этого не хотели. С победой «14 марта» Хезболла в большей степени защищена от атак Израиля или международной изоляции, а также может меньше беспокоиться об управлении экономикой и финансами Ливана и сохранять свой альянс с Ауном без удовлетворения его высоких притязаний.

Будущим испытанием станет формирование следующего правительства. Альянс «14 марта» заявил, что он будет приветствовать правительство национального единства с коалицией «8 марта», однако без права вето, которое потребовала оппозиция. Эти прения, вероятно, затянутся на недели, но вряд ли дойдут до драки или зайдут в полный тупик. Ни одна из сторон не заинтересована в эскалации или кризисе. Их руководители в регионе и во всем мире — Саудовской Аравии, США, Сирии и Иране — на данной стадии более заинтересованы в проведении переговоров, а не эскалации.

В направлении национального суверенитета новое правительство должно продолжать создание национальной армии и сил полиции, вести переговоры с Хезболлой по интеграции ее милиции в государственную систему безопасности, а также продвигать установление мира в регионе, от которого Ливан может получить значительную выгоду.

В отношении экономической и социальной политики правительство должно контролировать внешний долг, одновременно способствуя приходу инвестиций и занятости, а также укреплению системы общественного образования и программ здравоохранения.

Также правительство должно сделать дальнейшие шаги в проведении следующих избирательных реформ, увеличивать административную децентрализацию, провести выборы в 2010 году, а также предложить надежную программу для борьбы со свирепствующей коррупцией.

Ни одно из этих испытаний не будет легким.

Ливан пережил многое за последние четыре года: вывод сирийских войск, череду болезненных убийств, разрушительную войну с Израилем в 2006 году, трудную борьбу между ливанской армией и укрепленной террористической группой под названием Фатех аль-ислам, полуторагодовой институциональный паралич между второй половиной 2006 года и началом 2008 года, а также короткую гражданскую войну на улицах Бейрута в мае 2008 года. Тем не менее, с тех пор Ливан организовал коалиционное правительство, восстановил безопасность и стабильность, выдержал глобальный экономический кризис и сейчас организовал, в общем, свободные и честные выборы.

Многое из этого удалось достигнуть посредством регионального и международного посредничества, однако 7 июня ливанский народ посредством голосования сказал свое решающее слово в принятии решений в отношении сомнительного, но потенциально подающего надежды будущего своей страны.
Поль Салем

Автор — Поль Салем — директор ближневосточного отделения Центра фонда Карнеги в Бейруте.
Перевод с английского — Николай Жданович
Copyright: Project Syndicate, 2009.
Права на публикацию: Verlag Terterian — Medien auf Russisch für Deutschland und Europa