. Выборы в Европе против идеологии

ПАРИЖ. В каждой из 27 стран Европейского Союза кампания по только что завершившимся выборам в Европейский парламент прошла в атмосфере безразличия, когда внимание избирателей, кандидатов и средств массовой информации было в основном направлено на внутренние проблемы. Возможно, именно по этой причине в голосовании не приняло участия рекордное количество избирателей (средняя явка составляет 57%) со времен первого голосования в 1979 году, а состав парламента с правосторонним большинством не претерпел значительных изменений.

Вслед за выборами 2004 года Европейская народная партия (EPP), которая перегруппировывает правые и право-центристские партии, получила 288 мест в парламенте из 785 мест. В 2009 году она все еще составляет основную силу в новом парламенте, представленная 267 депутатами из 736 мест: уменьшение количества ее представителей также обусловлено стремлением британской консервативной партии, а также чешкой правой партии, уйти из EPP для создания своей собственной партии с более выраженной правосторонней линией. Это открывает возможности для возвращения Жозе Мануэля Баррозо на второй срок в качестве председателя Комиссии.

Эта ситуация парадоксальна, поскольку Европа переживает один из самых сильных экономических кризисов в своей истории с падением уровня занятости и стандартов жизни, а также растущим беспокойством в отношении будущего. Можно было ожидать у избирателей желания наказать правосторонние партии в странах, в которых они стоят у руля. Однако этому не было суждено материализоваться. Последние результаты выборов показывают как раз обратное — во Франции, Италии, Польше, Дании и даже Германии, где ХДС получил большое количество мест на выборах 2004 года. В странах, в которых правые находятся в оппозиции, таких как Испания и Португалия, они улучшили свое положение.

С другой стороны, социалистическая партия практически повсюду потеряла поддержку, особенно в странах — Испании, Португалии, Венгрии и Нидерландах — в которых она стоит у руля. Европейская социалистическая партия (ESP), которая получила 215 мест в предыдущем парламенте, в этот раз обеспечила себе только 160 мест. Во Франции и Дании, где социалистическая партия находится в оппозиции, ее результаты не лучше. Единственное исключение составляет Греция. Во Франции социалистическую партию по численности почти обогнали европейские экологи, зеленая коалиция, созданная харизматичным Даниэлем Кон-Бендитом.

Либералы продолжают составлять третью силу в европейском парламенте, представленные примерно 80 депутатами, что меньше предыдущих 100 мест. Зеленые больше всего получили от выборов, и становятся четвертой силой: они получат около 55 мест, что примерно на 10 мест больше, чем на предыдущих выборах.

Также успеха на выборах достигли и партии экстремистского толка, также как и некоторые партии «евроскептиков». Во Франции партия Жан-Мари Ле Пена была значительно ослаблена, однако в Нидерландах анти-исламская партия под руководством Герта Вилдерса получила 17% голосов, а в Австралии, Дании, Венгрии, Словакии и даже Великобритании сторонники крайне правых взглядов показали результаты лучше, чем этого ожидали. Так крайне правая британская национальная партия впервые за всю историю получила свое первое место в парламенте. Однако обеспокоенные ростом экстремизма в Европе не должны унывать, так как во взглядах этих партий есть много различий.

Доминирование правых в будущем Европейском парламенте требует некоторого объяснения. Основная причина может заключаться в неудачах социально-демократических партий, которые сегодня в ЕС возглавляют только восемь правительств, несмотря на свои усилия с 2000 года минимизировать свое слабеющее влияние среди своего традиционного электората — рабочих-синих воротничков и белых воротничков — служащих государственного сектора, а также менеджеров среднего класса и чиновников.

Это также относится к большим социально-демократическим партиям Северной Европы (Дании и Швеции), а также партиям, которые попытались «модернизироваться», сочетая социализм и либерализм (Великобритания и Испания), и даже для более традиционных социалистических партий Европы (Бельгия и Франция), которые, несмотря на успех на местах, встретили трудности на пути возврата к национальной власти. Тем временем, партии, которые склоняются в левую сторону, такие как левая партия в Германии, могут проиграть перед радикальными анти-капиталистическими левыми.

Все это выглядит так, как если бы перед лицом кризиса, который ставит под вопрос десятилетия денежных отношений — управляемый капитализм и доминирование идеологии свободного рынка, и несмотря на широко распространенные ожидания восстановления государства всеобщего благосостояния, социально-демократический идеал не смог убедить большинство европейцев, что он может предложить эффективные решения. Когда дело доходит до управления глубоким и сложным кризисом, в действительности, европейские избиратели более склонны доверять опыту консервативных политиков.

Все это особенно заметно во время, когда правосторонние правительства используют регулирование и даже государственную интервенцию — краеугольные камни идеологии левых. В тоже время, в самом молодом поколении Европы набирает силу стремление к прозрачности и защите экологии, что объясняет продвижение зеленых избирателей во многих странах.

Вкратце, глобальный экономический кризис дестабилизировал идеологические расхождения, которые долгое время определяли политическую сцену Европы и создал новые линия разделения. Эти новые разногласия могут быть самым важным долговременным результатом парламентских выборов в Европе.

Рафаэль Хадас-Лебел — автор книги «101 слово о французской демократии», член Социальной палаты Государственного совета и профессор парижского Института политических исследований.
Перевод: Николай Жданович
Copyright: Project Syndicate, 2009.
Эксклюзивные права на публикацию: Издательство Тертеряна — русскоязычные СМИ в Германии и Европе