. Бродвей на Изаре, или Смерть в Венеции

Что бы ни ставил на своей сцене театр на Гертнерплац, он ставит прежде всего Зрелище (именно так, с большой буквы). И это не хорошо, и не плохо. Это то, что получаем в обмен на билет. И если такое Зрелище нам нравится, значит, мы платим за билет с радостью.

 

[slideshow id=78]

 

И мы с радостью заплатили за первый ряд в партере, чтобы увидеть (точнее, услышать — потому как опера) «Смерть в Венеции». Спектакль на музыку англичанина Бриттена идет в Европе редко. Это — не расхожие произведения Верди, Штрауса или Моцарта. В творчестве Бриттена это — последняя опера. Томасу Манну было 35, когда он создал новеллу «Смерть в Венеции». «Счастливо женатый при скрытом гомосексуализме» (именно так характеризуют писателя немецкие литературоведы), он был очарован красотой польского мальчика барона Владислава Моеса. Манн ни разу с ним не заговорил, но описал его под именем Тадзио в повести.

Руководство Гертнерплацтеатра отметило последнюю премьеру сезона 2009. На сцене прозвучала лирическая история любви и смерти. Старый писатель находит их в Венеции, куда приехал, разочарованный жизнью. Он видит мальчика, и его последние дни (он их предчувствует) окрашиваются необыкновенным светом. Ему снятся эротические сны (только их можно сделать отдельной темой, говоря о новой постановке), его преследуют фантазии. Он пытается размышлять об искусстве, а размышляется ему только о любви и Эросе.

Он умирает. Внезапно. И спектакль заканчивается. Как заканчивается театральный сезон 2009 года.

Фото: А.Иванов

 

Серьёзный взгляд на оперу «Смерть в Венеции» в статье Анастасии Фишер