. Йошка Фишер. Ближний Восток в движении

БЕРЛИН. Великие речи слишком часто недооценивают, считая их простыми словами. В действительности, они могут иметь серьёзные последствия. Именно так дело обстоит с недавним обращением президента Барака Обамы к мусульманскому миру в Каире, поскольку — случайное совпадение или чётко выбранное время? — с тех пор ситуация на Ближнем Востоке постоянно меняется.
После речи Обамы в Каире в Ливане состоялись выборы, на которых альянс прозападных партий, к удивлению, с огромным преимуществом победил движение Хезболла и его союзников. Также, на данных выборах примечательно то, что проигравшая сторона незамедлительно признала своё поражение и что Сирия теперь всерьёз намеревается наладить отношения с Ливаном.

Вопиющие манипуляции в пользу нынешнего президента на последних «выборах» в Иране привели к массовым демократическим протестам. Удивляет тот факт, что правительство Ирана сразу отказалось от принципа прозрачности — своевременного и полноценного предоставления сведений о голосовании, которыми только оно и располагало. В конце концов, если президент Махмуд Ахмадинежад честно победил с соотношением 2:1, опасаться нечего. Однако происходит в точности обратное, и для этого есть лишь одно объяснение: выборы были сфальсифицированы.

Мошенничество на выборах в Иране привело к массовым выступлениям в городах страны, что (это понятно уже сейчас) фундаментальным образом изменит страну. Действительно, либо режим прибегнет к грубой силе для подавления протестов, тем самым перестав даже играть в демократическую легитимность и подтвердив наличие фактически существующей в настоящее время военной диктатуры, либо он не сумеет загнать бунтующего джина демократии обратно в бутылку, и Иран станет гораздо более открытой страной и начнёт реформы. В случае насильственного подавления, Западу станет куда сложнее вести с Ираном переговоры по поводу его ядерной программы, т.к. режим станет полагаться для своего выживания исключительно на изоляцию и конфронтацию с внешним миром. К тому же, переговоры с режимом создадут значительные проблемы легитимности для самого Запада.

Данная исламская республика не сможет так просто воспользоваться китайским вариантом — сочетать политические репрессии внутри страны с экономическими реформами и значительной открытостью в отношениях с внешним миром — поскольку её структуры слишком слабы и нестабильны для этого. Да и правящая идеология едва ли сможет пережить подобный шаг без потрясений.

Вообще, помимо вопросов внутренней политики и проблемы внутренней свободы, выбор между основными кандидатами зависит от мнения о том, должен ли Иран стремиться к более сильной международной интеграции. Ахмадинеджад выступает за политику конфронтации и частичной изоляции, Муссави выступает за бóльшую открытость. Следовательно, политика открытия страны незамедлительно создаст угрозу существованию режима.

Если Ахмадинеджад победит, дилемма для Запада будет заключаться в том, что ему придётся иметь дело с режимом, легитимность которого стала сомнительной в результате мошенничества на выборах, но без которого невозможно решить почти ни одну важную проблему Ближнего Востока: собственная ядерная программа Ирана, а также конфликты в Афганистане, Пакистане, Ираке, Ливане и Палестине. Иран также является ключевой силой, способной охладить напряжённость на Кавказе и в Центральной Азии.

Если данный режим захочет продемонстрировать внешнюю силу для укрепления своей пошатнувшейся легитимности внутри страны, то ему придётся сделать достижение полноценного урегулирования ситуации на основе переговоров, к которому стремится Запад, гораздо более сложным и рискованным, а то и вовсе невозможным.

Дело сдвинулось с мёртвой точки и в третьем регионе: в зоне конфликта между Израилем и палестинцами. Обама стремится к обоюдовыгодному разрешению ситуации, но в отличие от президентов Билла Клинтона и Джорджа Буша-младшего, он не откладывает урегулирование палестино-израильского конфликта на конец своего второго срока в должности. Вместо этого, Обама с самого начала энергично занялся данным вопросом. Он также не замалчивает некоторую напряжённость в отношениях с израильским правительством касательно поселений на западном берегу реки Иордан.

Однако из-за отсутствия партнёров с обеих сторон условия для серьёзных переговоров по поводу палестино-израильского конфликта далеко не идеальны. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху теперь согласен с идеей палестинского государства, а лидеры движения Хамас, отрицающего право Израиля на существование, согласились на создание палестинского государства в пределах границ до 5 июня 1967 г. Но условия, выполнения которых каждая из сторон требует от другой стороны, ставят под вопрос искренность их стремления к обоюдовыгодному разрешению конфликта.

Но, всё же, лишь правительство израильских правых может остановить расширение поселений, и лишь Хамасу под силу остановить нападения на Израиль. Для возобновления процесса мирного урегулирования необходимо одновременно и оперативно решить две данные проблемы — поселения и безопасность.

Если Обама хочет добиться серьёзных успехов в разрешении данного конфликта, ему придётся сделать так, чтобы правительство Нетаньяху и движение Хамас начали переговоры. Сегодня это кажется невыполнимой задачей, но внешние проявления обманчивы. Подобные переговоры станут возможными, если и когда обе стороны — Израиль и палестинцы — сформируют правительства национального единства.

Изменения, происходящие в настоящее время на Ближнем Востоке, чрезвычайно противоречивы, поскольку ситуация может улучшиться или (что более вероятно) ухудшиться. Но одно ясно: если выход из сегодняшнего тупика не будет найден, ситуация лишь усугубится. Так что стоит пойти на риск, необходимый для того, чтобы изменения произошли.

Йошка Фишер — ведущий член Партии зеленых Германии на протяжении почти 20 лет, министр иностранных дел и вице-канцлер Германии с 1998 по 2005 гг.
Перевод: Николай Жданович
Copyright: Project Syndicate/Institute of Human Sciences, 2009.
Права на публикацию: издательство Тертеряна, пресса на русском языке в Германии и Европе

Другие ссылки по теме: