. Доктрина Обамы и Африка

МАДРИД — Речь президента Барака Обамы в Каире, о которой очень много говорили, олицетворяла не только закат идеологического стремления Джорджа В. Буша перестроить мусульманский мир путем демократической революции; она положила конец стремлению американского либерализма переделать мир по своему подобию. Наоборот, администрация Обамы руководствуется релятивистским политическим реализмом, который предусматривает уважение к культурным и религиозным различиям. Его госсекретарь Хиллари Клинтон подчеркнула эту тенденцию во время своего первого визита в Китай, где ее безошибочным посланием было то, что порядок и стабильность важнее свободы и прав человека.

А как же насчет Африки, забытом континенте, который подозрительно отсутствует в бурной программе Обамы? Там сливаются воедино живучесть местной политической культуры и стратегический долг для того, чтобы обозначить границы для способности Запада навязывать свои ценности.

За две недели до речи Обамы в Каире делегация Совета Безопасности ООН посетила четыре африканские страны, чтобы выразить беспокойство по поводу всплеска неконституционных изменений на континенте. Африка действительно представляет собой мрачную картину, в которой страны фактически рассыпаются в пыль в результате автократии и застоя.

Но зарождающаяся доктрина Обамы предполагает, что «выборы сами по себе не создают подлинную демократию», и что, как это произошло в арабском мире, любое резкое движение к демократии наверняка приведет к хаосу. Кроме того, в Африке поставторитарные правители вовсе не обязательно уважают права человека и приличное руководство.

Отношение Запада к демократии в странах третьего мира всегда было непостоянным. Он приветствовал военный переворот в Алжире в начале 1990-х годов, целью которого было помешать демократическому зарождению Исламистского режима, и был рад вести коммерческую деятельность с авторитарными режимами по всему арабскому миру. И все же, безумное увлечение общественности внешними атрибутами демократии обычно является нормой.

Возьмем к примеру Гвинею Конакри. После многих лет беспорядков в декабре 2008 года младшие по званию чиновники во главе с капитаном Мусса Дади Камарой пришли к власти в результате мирного переворота, который пользовался широкой поддержкой. Как Европейский Союз, так и Соединенные Штаты сразу же отреагировали на это угрозой в адрес правящей хунты о полном прекращении помощи, если не будет восстановлено конституционное правление и не будут проведены выборы.

Хотя президент Камара в конечном счете уступил давлению и назначил выборы на эту осень, у него есть хорошая причина настаивать на том, что сначала он должен обеспечить стабильность, чтобы выборы не стали простой прелюдией к гражданской борьбе. Случай с соседней Гвинеей-Бисау, где только что произошло кровопролитие перед всеобщими выборами, должен послужить предупреждением.

Почему Запад должен настаивать на выборах в стране, которой с 1984 года при поддержке Запада правил диктатор Лансана Конте, который сам пришел к власти в результате военного переворота? Он соблюдал конституцию и проводил выборы, но это не делало его демократическим правителем, при этом он был неспособен вывести свою страну из ужасной отсталости, несмотря на ее огромный потенциал для экономического развития.

Проблемой в Африке является эффективное правление, а не выборы и возвышенные конституции. Вместо этого правителей необходимо поддерживать в том, чтобы они строили демократию снизу вверх, создавали честную полицию и судебную систему и позволили процветать гражданским организациям. Обучение полицейских формирований обеспечивать общественный порядок, не прибегая к кровопролитию, является не менее важным, чем выборы. Выборы и конституции в Африке — в диктатурах в Зимбабве и Габоне есть и то и другое — никогда не были гарантией против тирании и нарушений прав человека.

Испытание для Камары — на самом деле, испытание для большинства африканских правителей — состоит в защите гражданских жителей и их собственности, установлении общественного порядка без репрессивных мер и борьбе с коррупцией. Очень отзывчивого к международному давлению, недавно Human Rights Watch похвалила его за то, что он приложил «очень важные усилия» для того, чтобы признать разрушительную роль коррупции и незаконной торговли наркотиками, и начал официальную кампанию по борьбе с обеими проблемами.

Порядок и стабильность, даже при отсутствии конституционных прав — вот что делает такие страны, как Ливия и Тунис, законными в глазах международного сообщества. Чтобы восстановить доверие международного делового сообщества и мировых гигантов горнодобывающей промышленности, которых в последние годы привели в бешенство вынужденные пересмотры уже существующих сделок правительствами в Конго, Монголии и Гвинее, Камара поступил мудро, отказавшись от своей угрозы пересмотреть существующие концессия на добычу полезных ископаемых.

Запад прав в том, что он настаивает на нормах приличного руководства, но он рискует потерять свою способность влиять на события в Африке, если он будет автоматически привязывать помощь к выборам. Поскольку Китай фактически использует свою колоссальную финансовую огневую мощь для расширения своего стратегического положения на континенте, не привязывая помощь и инвестиции к досадным требованиям хорошего правления. Стремление Китая сохранить существенное влияние при оценке железа и алюминиевой руды, главным мировым производителем которых является Гвинея, означает, что ему оказывают теплый прием чиновники, которые устали от лекций со стороны Запада.

Это не очень хорошие новости для Западных борцов за права человека, если все закончится тем, что Китай будет обучать полицейских в таких странах, как Гвинея. Не надо богатого воображения для того, чтобы представить, какие нормы китайцы могут внушить 1000 полицейских и судебных чиновников из Центральной Азии, которых они обучают в настоящее время.

Насколько понимает Обама, такая авторитарная помощь представляет собой серьезную проблему для геостратегических интересов Запада, в том числе в плане борьбы с торговлей наркотиками (Гвинея стала пунктом транзита на пути из Южной Америки в Европу). Это также подрывает возможность заложить основу для проведения подлинных демократических реформ по всему континенту.
Шломо Бен Ами
Автор — Шломо Бен Ами — бывший израильский министр иностранных дел, который в настоящее время является вице-президентом Международного Центра Мира в Толедо. Он также автор книги «Шрамы войны, раны мира: израильско-арабская стратегия».

Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен (Мюнхен ПЛЮС), Аугсбург (Аугсбург ПЛЮС), Нюрнберг, Берлин и вся Германия (Германия ПЛЮС). Реклама в Германии на русском языке. Справочники и карты для путешественников по Баварии.
Последние статьи по политической тематике: