. Новый старт для режима нераспространения ядерного оружия

Американский президент Барак Обама дал новый импульс, направленный на ядерное разоружение, тем усилиям, которые буксуют уже многие десятилетия. Он видит мир свободным от ядерного оружия и признает связь между нераспространением ядерного оружия и разоружением ядерных государств. Обама дал торжественное обещание оживить Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 1970 года, который нацелен на предотвращение распространения ядерного оружия. Режим нераспространения, в котором ДНЯО является краеугольным камнем, находится в полном упадке. Определить главные проблемы довольно легко.

Во-первых, пять основных ядерных государств не отнеслись серьезно к своим обязательствам по ДНЯО в вопросах ядерного разоружения. Вместо этого они настаивали на том, что ядерное оружие имеет огромное значение для их безопасности, и продолжали модернизировать свои ядерные арсеналы. Естественно, это лишает их морального права убеждать другие страны не овладевать ядерным оружием, которое продолжает восприниматься как источник власти и влияния, а также является страховым полисом от нападения.

Во-вторых, как мы могли наблюдать в случае с Северной Кореей, ничто не может остановить страны, подписавшие Соглашение, от простого отказа от него после заявления о том, что «экстраординарные события» подвергли опасности их первостепенные интересы.

В-третьих, Международное агентство по атомной энергии, которое должно поддерживать порядок в системе нераспространения ядерного оружия, постыдно остается недофинансированным. Когда речь заходит об определении, в самом ли деле страна тайно развивает программу развития ядерного оружия, у инспекторов МАГАТЭ часто оказываются связаны руки — либо потому что у них недостаточно юридических полномочий на получение доступа ко всем объектам, которые они считают необходимыми проверить, либо потому что аналитические лаборатории МАГАТЭ являются устаревшими, либо потому что у Агентства нет адекватного доступа к изображениям со спутников.

В-четвертых, контроль над экспортом оказался не в состоянии предотвратить распространение военных ядерных технологий, не в последнюю очередь из-за отчаянных усилий тайных сетей, вроде той, которая управляется пакистанским ядерным ученым А.К. Ханом. У девяти стран уже есть ядерное оружие, и было бы наивно полагать, что другие страны, особенно в конфликтных регионах, не будут пытаться овладеть им.

Кроме того, многие страны с программами по развитию ядерной энергии при желании имеют возможность создания ядерного оружия в течение нескольких месяцев, если изменится их представление о безопасности, поскольку им уже удалось справиться с наиболее сложной технологией — обогащением урана и переработкой плутония. Если еще большее количество стран выберет такой путь, то это может стать «ахиллесовой пятой» режима нераспространения ядерного оружия.

В-пятых, международное сообщество во главе с Советом Безопасности Организации Объединенных Наций часто оказывалось парализованным перед лицом угрозы международной безопасности и было неэффективным в реакции на подозрительные случаи в вопросах нераспространения ядерного оружия.

Эти проблемы невозможно решить за одну ночь. Однако существует множество дел, которые можно сделать относительно быстро. Соединенные Штаты и Россия начали переговоры о масштабном сокращении своих ядерных арсеналов, которые в совокупности составляют 95% от всех 27 000 боеголовок в мире. Другие ключевые шаги включают в себя: приведение в жизнь Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний; переговоры о поддающемся контролю соглашении, цель которого в прекращении производства ядерного топлива для использования в производстве оружия; радикальное улучшение физической безопасности ядерных и радиоактивных материалов, что является жизненно важным условием для предотвращения их попадания в руки террористов; и укрепление МАГАТЭ.

В прошлом месяце я предложил Управляющему совету МАГАТЭ ключевую меру по усилению режима нераспространения ядерного оружия — создание банка МАГАТЭ, где будет храниться низко-обогащенный уран (НУ), чтобы гарантировать его поставки странам, которым ядерное топливо необходимо для энергетических реакторов. НУ невозможно использовать для создания оружия. Определенный механизм подобного рода будет иметь огромное значение в ближайшие десятилетия, поскольку все большее количество стран развивают ядерную энергетику.

Мое предложение заключается в том, чтобы создать физический запас НУ в распоряжении МАГАТЭ в качестве гарантированного резерва для стран, развивающих программы ядерной энергетики, которые сталкиваются с проблемами поставок по некоммерческим причинам. Это предоставило бы странам веру в то, что они могут рассчитывать на надежные поставки топлива, необходимого для работы их атомных электростанций, и поэтому им не нужно будет развивать свое собственное обогащение урана или возможность переработки плутония.

Это помогло бы избежать повторения событий в Иране после революции 1979 года, когда контракты на топливо и технологии для развития его запланированной программы ядерной энергетики не были соблюдены. Тридцать лет спустя мы все еще испытываем определенные последствия того периода.

НУ стал бы доступен для нуждающихся в нем стран на аполитичной и недискриминационной основе. Он был бы доступен по рыночным ценам всем государствам в соответствии с их обязательствами по ядерной безопасности. Ни одно из государств не будет обязано отказываться от права развивать свой собственный топливный цикл.

Деньги, необходимые для основания банка НУ, уже есть — прежде всего, благодаря неправительственной организации — Инициатива по сокращению ядерной угрозы — и начальным средствам, предоставленным Уорреном Баффеттом. Но это может быть лишь первым шагом. За ним должно последовать соглашение о том, что любое новое обогащение и работы по переработке будут осуществляться исключительно под межнациональным контролем, а также, что контроль над всей уже существующей материальной базой перейдет с национального на межнациональный уровень.

Это смелая идея, но сегодня смелые идеи нам нужны больше, чем когда-либо. Возможность поставить ядерный топливный цикл под межнациональной контроль 60 лет назад была упущена в связи с «холодной войной». Распространение ядерных технологий и увеличивающийся риск ядерного терроризма делает необходимым поступить правильно в этот раз.

Мохамед эль-Барадей — генеральный директор Международного агентства по атомной энергии.
Авторское право: Project Syndicate, 2009. Перевод: Ирина Сащенкова. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия.

Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Другие письма читателей:


Анекдоты на портале «Германия плюс»: