. Руфь Диксон. Огонь, возникающий в результате трения

Руфь Диксон. Теперь, когда ты заполучил меня сюда, что мы будем делать? Часть 20

Большое значение имеет ритм во время сношения и в особенности в его заключительной стадии. Кроме очевидной пользы непрерывного движения (ведь если даже тереть друг о друга два куска дерева, и то вспыхнет огонь), постоянный или постепенно ускоряющийся темп успокаивающе действует на женщину. Она знает, что может положиться на своего партнера и что он будет продолжать двигаться так долго, сколько это потребуется для ее удовлетворения. Не опасаясь внезапной необходимости приноравливаться к какому-нибудь другому способу, она может полностью сосредоточиться на своих ощущениях. Итак, еще раз подчеркиваю — вы можете делать все, что угодно до того, как устремились к финалу, но раз это произошло и вы чувствуете, что вам хорошо отвечают, то прошу вас, не останавливайтесь, не останавливайтесь, что бы вы не сделали!!!

Теперь вы видите, любая крайность — ритуальная однообразность, так же, как и слишком суетливая активность — могут довести женщину до сумасшествия и оттолкнуть ее от вас. Идеальный любовник проявляет в постели активность ровно настолько, насколько нужно, чтобы поддерживать в женщине связанные с совокуплением восторги, а в правильный момент, найдя правильную комбинацию, придерживается ее уже без каких либо ненужных, портящих все дело перерывов.

Конечно, не все жалобы женщин относятся к сексуальному поведению мужчин. Есть и другие причины. Наиболее частой является рутина, которая может разрушить любую любовную связь, как и большинство браков. Унылое однообразие вне спальни бывает столь же разрушительным, как и однообразие в постели.

Возьмем для примера какой-нибудь обычный роман женатого человека с любовницей. Начинается такой роман чаще всего очень горячо и волнующе, но вскоре вырождается в смертельно скучную рутину.

Вернемся, однако, к постели и посмотрим, что еще делают в ней мужчины, может даже невольно, но в конце концов приводящее к «короткому замыканию» даже самых многообещающих романов. И посмотрим, что же надо делать, чтобы избежать таких ошибок.

Рассмотрим сперва самую распространенную жалобу женщин на то, что мужчины после сношения впадают почти в обморок.

Почему-то считается проявлением слабости (среди мужчин, конечно) выказать свою нежность, благодарность женщине за полученное с нею наслаждение. А женщина чувствует себя из-за этого униженной, использованной словно вещь. Ей обидно, когда он даже не пытается показать, что он очень ценит ее желание понравиться ему. Упаси боже, я вовсе не имею в виду какую-то слезливую болтовню с выражением благодарности за ее внимание или же коленопреклонение с целованием подола ее платья! Но разве можно вести себя с женщиной после акта так, будто вы только что с ней познакомились? Мало есть на свете вещей, которые бы ранили женщину больше, чем поведение мужчины, скатывающегося с нее, после того, как он кончил и тут же засыпающего. Хуже бывает только в том случае, если он при этом вдобавок не догадался слезть с нее! Кому же понравится, если 200 фунтов мяса используют вас в качестве матраса?!.. И вот такое безобразие испытывают в наше время многие женщины. Да еще в придачу к этому бывает, остаются неудовлетворенными! За комбинацию таких двух тяжких преступлений мужчину следовало бы наказывать по закону. У меня есть несколько суровых слов ко всем мужчинам, для которых половое сношение является чем-то вроде анестезии.

Прежде всего прошу запомнить, что все женщины настроены в этом вопросе совершенно одинаково. Как бы ни старались преодолеть заложенное в нас с детства чувство вины, от него все равно еще остается след даже в самой свободной из нас. И когда мужчина обходится с нами, как с парой грязных носков, которые можно откинуть и не обращать на них больше внимание, то все наши чувства вины усиливаются и мы начинаем думать, что наверное, наша мать была права, в конце концов секс — скверное и грязное дело. Должно быть, это так, если он кончается так грубо и безразлично. Как бы хорошо ни проходил любовный акт, все может быть испорчено одним разом, если мужчина начинает храпеть спустя 30 секунд после его окончания.

Да, конечно, вы устали, ослабели, счастливы и желание поспать у вас действительно велико. Никто этого не отрицает. И все же нет никакого сомнения, что вы можете устоять против бога сна Морфея на какую-нибудь пару минут, по крайней мере настолько, чтобы успеть выразить своей даме хоть немного чувства.

Нет такой женщины на свете, которая не воображала бы себя самой лучшей любовницей, какую может иметь мужчина. После акта она счастлива испытанным наслаждением, но еще больше она счастлива и горда тем, что дала вам наслаждение. И если вы своими действиями (или же отсутствием таковых) не показали женщине, понравилось ли вам или нет, то ей не остается ничего другого, как лежать и чувствовать себя последней шлюхой, ненавидя вас и себя, думая, стоило ли все это делать.

Я могу припомнить, например, такой случай, когда мужчина, с которым я была, чуть ли не сходил с ума во время совокупления, дрожал, вибрировал в моих объятиях и я чувствовала себя самой великой обольстительницей всех времен и народов. И вот, когда я была исполнена сознанием такого упоительного величия, он вдруг откинулся и заснул, не сказав мне не единого слова. Меня сразу же охватили сомнения. Может быть, я сделала что-то не так? Может быть, я только вообразила, что он наслаждался? Может быть, он вообще только разыгрывал меня? Как было просто разуверить меня и избавить от таких сомнений. Вместо этого я осталась недовольной, ворчащей и стала плохо думать о том, кому оказала самое большое внимание, на которое способна женщина. Даже если он сделал это без умысла, его поведение — самое худшее, что может женщина испытать.

Не говоря уже о том, что нежность после акта действует успокаивающе, она еще служит также весьма практическим целям. Если по какой-либо причине вы не дали своей даме полового удовлетворения, то проявление любви и чуткости склонит ее к милосердию, устранит недовольство и в крайнем случае даст вам возможность произвести еще одну попытку.

Публикации в рубрике «Уголок Казановы»: