. О банках и пакетах мер по выходу из кризиса

ПАЛО-АЛЬТО — Первые признаки подъема в производстве, который уже набирает силу в Азии, дают надежду на некоторое скромное оживление после текущего глубокого глобального экономического спада. Но сильный и длительный экономический подъем маловероятен до тех пор, пока не будут приведены в порядок ядовитые активы, отравляющие балансовые отчеты финансовых учреждений и сбивающие с толку высокопоставленных чиновников практически повсюду.

Финансовая система — это сложное взаимодействие кредиторов и заемщиков, покупателей и продавцов, держателей сбережений и инвесторов. Когда она успешно функционирует, она уравновешивает риск и награду, а также новшества и безопасность.

Банки и другие финансовые фирмы берут ссуды на короткий срок — в последние годы все больше у коммерческого рынка ценных бумаг, а не у депозитов — а предоставляют кредиты на длительный срок по более высоким процентным ставкам, принимая на себя как кредитный риск (неплатежа), так и риск процентных ставок. Положительный момент — это то, что увеличение заёмного капитала для повышения прибыли увеличивает доходы, а отрицательный — то, что это связано с риском. Тогда не удивительно, что у крупных финансовых фирм, которые потерпели неудачу — Bear Stearns, Fannie Mae и Freddie Mac, а также AIG и Lehman Brothers — был самый высокий заёмный капитал, в 30 или 40 раз превышающий их капитал.

С 2002-2007 гг. триллионы долларов были отданы в кредит на субстандартную и стандартную ипотеку, автомобили, кредитные карты, коммерческую недвижимость, частные акции и так далее; при этом (большинство) заемщиков и кредиторов исходили из того, что устойчивый глобальный рост, растущие цены на жилье и дешевые общедоступные краткосрочные кредиты продолжатся в обозримом будущем. Как только музыка закончилась, активы упали в цене. Сложность секьюритизированных пулов ссуд, которые были проданы по всему миру — на взаимной основе с прилавка — как части разных долей, означала, что никто не был уверен в том, кто чем владеет, и во сколько это оценивается.

Эта трудность в оценке теперь так называемых ядовитых активов остается в центре сегодняшних кредитных трудностей. Мощный ответ со стороны центральных банков и министерств финансов ослабил напряжение. Средства коммерческих бумаг Федеральной Резервной Системы США помогли заново открыть рынок коммерческих бумаг (хотя другие его средства были менее успешными).

Отметка на барометре напряжения, за которым внимательно наблюдают эксперты — LIBOR-OIS (Внезапный Индексированный Своп) — заметно упала со своих стратосферических кризисных показателей. Некоторые правительственные программы сокращаются из-за недостатка спроса. Но остается мало новой секьюритизации и предложений банковских долгов без правительственной поддержки.

Первоначальная идея для американского правительства скупить ядовитые активы (их часть) с помощью $700 миллиардов Программы по спасению проблемных активов (TARP) уступила место вливаниям капитала (и автоматическим пакетам мер по выходу из кризиса). На новую государственно-частную инвестиционную программу министра финансов Тимоти Гейтнера по скупанию ядовитых активов мало желающих, несмотря на субсидированное финансирование без права регресса. Так что, ядовитые активы остаются на балансовых отчетах банков (и других учреждений).

Могут ли банки получать достаточно прибыли в течение довольно длительного времени, чтобы выиграть время для того, чтобы списать менее заметные убытки и позже повысить частный капитал в более сильной экономической системе? Или эти убытки являются настолько крупными — и существует опасность, что они вырастут еще больше по мере того, как добавятся другие (например, коммерческая недвижимость) — что постепенное оздоровление является маловероятным, если не невозможным?

Оценки убытков по американским ссудам и ценным бумагам варьируются в пределах от чуть менее $1 триллиона почти до $4 триллионов. МВФ оценивает их в $2,7 триллиона, но диапазон неуверенности огромен. Более половины принадлежат банкам и брокерам-дилерам. И подобные проблемы существуют в Западной Европе (например, в отношении ссуд, выданных Восточной Европе) и Азии.

Постепенность и доходность, а также в конечном счете американские облигации Брэди, подействовали во время латиноамериканского долгового кризиса 1980-х гг. Но тяжелая экономика снизит стоимость ядовитых активов и сделает еще больше активов ядовитыми. Например, результатом снижения цен на жилье будет увеличение количества семей с отрицательным собственным капиталом — когда ипотека стоит больше, чем дом. Это способствует невыполнение денежных обязательств, что увеличивает потери права выкупа и понижает стоимость ценных бумаг под залог ипотеки на бухгалтерских книгах финансовых фирм.

Высокопоставленным чиновникам в случае необходимости нужен План B, сделанный по образцу быстрого урегулирования неплатежеспособных сбережений и ссуд в Америке в начале 1990-х гг. вместе с продажей ядовитых активов большими блоками (чтобы воспрепятствовать так называемому неблагоприятному отбору из предложений цены). История поучительна.

Из $500 миллиардов, которые были нужны Америке для Корпорации по урегулированию (что эквивалентно $1¼ триллиона в настоящее время), $400 миллиардов вернули в результате продажи активов по чистой стоимости $100 миллиардов, что составляет одну десятую от $1 триллиона, который по предсказаниям частных прогнозов был наихудшим сценарием. Последним штрихом на пакете мер по выходу из кризиса ядовитой ипотеки и других активов скорее всего будет более высокий процент от более крупной суммы, но все же гораздо меньше номинальной стоимости ссуд, потому что базовые активы во многих случаях сохранят значительную ценность.

В дополнение к пакетам мер по выходу из кризиса и планам в отношении ядовитых активов, правительства во всем мире хотят, чтобы центральные банки контролировали макроэкономический и общий риск финансового сектора (вместо того, чтобы ставить в центр внимания отдельные фирмы). Администрация Барака Обамы благословит на это Совет Федерального Резерва, который, согласно его репутации, распознает кризисы слишком поздно. Государственный Банк Англии стремится получить подобные полномочия. Европейский Союз хочет учредить Европейский Совет по системному риску, который будет состоять из национальных директоров центробанков под председательством Европейского Центрального Банка.

Что сделают эти центральные банкиры для того, чтобы предоставить совет относительно макроблагоразумного риска? Требовать урегулирования в больших дисбалансах текущего счета? Призывать к сокращению налогов, расходов и правительственного долга, которые являются первичными системными рисками? Сделав это, можно подвергнуть опасности независимость валютной политики и усилить угрозу будущей инфляции.

Навести порядок с финансовыми учреждениями, которые являются слишком крупными для того, чтобы потерпеть неудачу, будет нелегко. Текущую систему, которая разрешает приватизированную прибыль от принятия на себя риска, связанного с использованием заёмного капитала для повышения прибыли, но национализирует убытки в случае провала, необходимо изменить, чтобы избежать эпизодических финансовых обвалов.

Чтобы уравновесить выгоду масштаба и возможностей с национализированными убытками налогоплательщиков, фирмы, которые являются слишком крупными для того, чтобы потерпеть неудачу, должны быть обязаны иметь более крупный капитал, и сумма должна расти непропорционально размеру. Преобразование некоторой части долга в акции при предопределенных угрожающих платежеспособности условиях обеспечит дополнительный слой защиты. Добавьте более высокую планку для правительственных пакетов мер по выходу из кризиса, и эти более сильные стимулы заставят частные финансовые учреждения и инвесторов брать на себя ответственность до того, как разразится катастрофа.
Майкл Д. Боскин
Автор — Майкл Д. Боскин — профессор экономики T.M. Фридмана и старший научный сотрудник Хуверского Института в Стэнфордском Университете. Он был председателем Президентского Совета Экономических Советников при Президенте Джордже Х.В. Буше в 1989-1993 гг. Перевод: Ирина Сащенкова, Авторское право: Project Syndicate, 2009. Права на печать: издательство Тертеряна, русскоязычные СМИ — Мюнхен, Аугсбург, Нюрнберг, Берлин и вся Германия. Реклама и полиграфия на русском языке в Германии и Европе. Verlag Terterian — Medien auf Russisch in Deutschland und Europa. Werbung in russischen Zeitungen, Reiseführern, Stadtplänen, Internetportalen und anderen Medienprodukten.
Актуальная информация по телефонным тарифам, мобильной связи и интернету:


Интересные статьи по экономике и о финансах:

Последние публикации рубрики «Новости и политика»:



Новости Интеграции:

Статьи о финансах:

Статьи из рубрики «Медицина»: