. Руфь Диксон. Секс — дело не дурное, а, скорее, забавное…

Руфь Диксон. Теперь, когда ты заполучил меня сюда, что мы будем делать? Часть 23

Глава 6. Другая сторона постели

Теперь, если джентльмены будут любезны пройти с вином и сигаретами в гостиную, я доверительно поговорю с милыми леди.

Очень хорошо, девочки, давайте усядемся в кружок и посмотрим на себя с точки зрения нашего отношения к мужчинам. До сих пор эта книга была обращена к ним с целью улучшить их сексуальное поведение в нашу пользу. Но честно говоря, мы не можем возложить всю вину за скуку в постели только на их сильные, широкие мужские плечи. В конце концов, ведь мы являемся второй стороной в постели, ее полноправной половиной, и если мы согласны с фактом, что секс — это совместимое дело, то должны научиться играть свою роль не хуже партнеров, а может быть даже и лучше. Давайте же посмотрим, что мы можем сделать, чтобы стать такими же искусными в постели, какими мы хотим, чтобы стали они.

Даже в наше либеральное время обыкновенной девушке очень трудно добиться свободной сексуальной жизни, какой веками пользовались мужчины. Как мы не стараемся избавиться от производимого на нас давления, нас с малых лет и до старости подвергают двум видам непрерывной пропаганды, направленной на нашу чувственность.

Первая из них гласит, что наше тело неприкосновенно, его нельзя трогать руками и что наша девственность является величайшей драгоценностью, которую мы должны предназначать только мужчине, за которого мы выходим замуж. И это ведет нас ко второму обману, который еще труднее игнорировать — будто настоящая женщина может быть счастлива только замужем.

Давайте рассмотрим эти коварные предрассудки каждый в отдельности. Хотя от первого предрассудка избавляются сейчас довольно быстро, надо отметить, что такая перемена произошла лишь совсем недавно, в последние десятилетия, и те из нас, кому уже за тридцать, должны были еще бороться с неправильно устроенным обществом.

Для того, чтобы удерживать нас в состоянии невинности, применялись в основном два способа. Нас пугали и наказывали за малейшую попытку проникнуть в природу секса, держали в полном неведении, словно мы были устроены так же, как наши куклы, с гладким местом между ногами. Нас заботливо охраняли от всякой информации по этому поводу, и те знания, какие мы собирали, обычно были совершенно неправильными. Информация, которую нам давали, либо пугала нас до смерти, либо заставляла нас верить, что секс — это очень дурное дело, которым занимаются только взрослые мужчины и женщины, когда они женятся.

Первой моей информаторшей была подруга, сообщившая мне в 12 лет, что дети делаются мужчинами и для этого они засовывают свои «штуки» женщинам туда, где измеряют температуру, и мочатся! Я еще хорошо помню испытанный мною шок и нежелание поверить в такую возмутительную историю, хотя она была намного ближе к истине, чем другие сказки об аистах, капустных листьях и о докторском черном портфеле.

Большинство из нас учили также с суровыми предупреждениями и запрещениями, что мальчики являются угрозой нашему благополучию, что мы не можем составлять им компанию, как только в группах, находящихся под наблюдением взрослых. Если мы играли с мальчиком наедине, взрослые хмурились, а то и совсем запрещали. Все было направлено на то, чтобы держать нас в полном невежестве относительно единственной и главной разницы между нами, чтобы сделать секс таким таинственным и непонятным элементом нашей жизни, что большинству из нас потребовалось много лет для того, чтобы вырваться в реальный мир отношений между мужчинами и женщинами. А некоторые так совсем и не вырвались.

Потребовались века, чтобы хоть частично освободиться от чудовищного предрассудка, будто женскую девственность надо беречь и почитать. В некоторых местах и сейчас ненарушенный гимен является главным требованием для брака, и любая девушка, потерявшая свою «невинность», считается негодной ни для чего, кроме как продажи своего опозоренного тела. К несчастью, старые обычаи отмирают с трудом, и еще много их остатков существует в нашей стране. Даже сейчас они не позволяют каждой женщине вести такую сексуальную жизнь, какую ей хочется.

Если сопоставить такого рода постоянное давление с постоянным утверждением, что единственной целью каждой женщины является брак, то вы придете к выводу о действительно скверном положении женщин.

Обыкновенной американской женщине не дают забыть, что как бы она ни была хорошо образована, талантлива, честолюбива, интеллигентна и умна, ее главным предназначением является преследование, захват и удержание мужа. Каждый день ей всеми способами доказывают, что это единственная дорога, ведущая к полной жизни, и что пока она не станет женой и матерью, существование ее бессмысленно. Допустим, что для многих женщин дом и очаг составляют высшее счастье, но предполагать, что все женщины должны быть домашними наседками столь же бессмысленно, что утверждать, что все мужчины должны быть врачами или водопроводчиками.

В бесконечных усилиях осуществить этот надуманный миф девушкам все время читают лекции, в которых доказывается и говорится, что они должны делать все, что только в их силах, чтобы быть привлекательными, заманчивыми, и прежде всего,«секси».

Парадокс состоит в том, что быть «секси» на языке таких пропагандистов не имеет ничего общего с наслаждением женщины своей сексуальностью. Быть «секси» на их языке означает заставить мужчин желать ее тело до такой степени, чтобы они захотели жениться. Никто не говорит ей, что секс может доставить удовольствие ей самой, что это самая естественная и нормальная сторона жизни.

Ни одна американская мать из моих знакомых никогда не обучала свою дочь сексуальной технике. Единственное обучение, которое девушки получают по этому предмету, только негативное. Мальчики иногда имеют понимающих отцов, которые дают им некоторые элементарные советы. Большинство отцов даже чуть ли не гордятся, когда узнают, что их сын стал ведущим «котом» в округе. Но пусть только этот отец откроет, что его дочь лишили девственности, и он сразу же становится кандидатом на смирительную рубашку.

Публикации в рубрике «Уголок Казановы»: