. Угроза безработицы

НЬЮ-ЙОРК. Последние данные говорят о том, что положение на рынке труда не улучшается в США и других развитых странах. В Америке уровень безработицы, который сейчас составляет 9,5%, имеет все шансы стать выше 10% к осени. Где-то в 2010 году он должен достичь своего пика в 11% и будет оставаться выше 10% в течение длительного времени. В большинстве других развитых стран уровень безработицы также достигнет своего максимума, превышающего 10%. Приведенные цифры об уровне безработицы, несмотря на их угрожающую величину, фактически не отражают реальной картины на мировых рынках труда. Если включить сюда частично занятых рабочих и людей, переставших искать работу, которые уже не являются составной частью рабочей силы США, то, к примеру, уровень безработицы уже достигает 16,5%. Принятые во многих странах налоговые и монетарные программы стимулирования мало что сделали для того, чтобы замедлить рост безработицы. Как результат, общий трудовой доход — (рабочие места х отработанные часы х средние почасовые заработки) — резко упал.

Более того, многие работодатели, пытаясь разделить страдания от экономического спада и связанных с ним увольнений, теперь просят рабочих согласиться с сокращением как рабочих часов, так и почасовых заработков. Например, авиакомпания British Airways обратилась к своим работникам с просьбой отработать весь месяц бесплатно. Таким образом, общее воздействие рецессии на трудовые доходы с учетом уменьшения количества рабочих мест, сокращения рабочих часов и заработной платы представляется намного большим.

Резкое сокращение рабочих мест и трудового дохода имеет много негативных последствий, как для экономики, так и для финансовых рынков. Во-первых, падающий трудовой доход подразумевает сокращение потребления в семьях, которые уже и так сильно пострадали от колоссального падения покупательской способности (поскольку упала стоимость акций и домов) и резкого роста задолженности. Так как потребление составляет 70% ВВП в США и такой же высокий процент в других развитых странах, это означает, что спад займёт более длительный промежуток времени и что оздоровление экономики в следующем году будет протекать вяло (менее 1% роста в Америке и ещё более низкие темпы роста в Европе и Японии).

Во-вторых, потери рабочих мест приведут к ещё более затяжному и суровому падению жилищного строительства, поскольку безработица и падение доходов являются ключевыми факторами, определяющими просрочки платежей по ипотечным кредитам и отчуждение заложенной недвижимости. К концу этого года около 8,4 миллиона физических лиц США с ипотечными кредитами на руках окажутся безработными и неспособными уплачивать взносы по ипотеке.

В-третьих, если вы «забьёте» уровень безработицы на уровне 10-11% в любую модель определения числа случаев неуплаты задолженности по займам, у вас получатся воистину ужасающие цифры не только по жилищным ипотекам (как по стандартным, так и по субстандартным), но и по коммерческой недвижимости, кредитным карточкам, студенческим ссудам, ссудам на автомобили и так далее. Таким образом, банковские потери в части их токсичных активов и их потребность в капитале будут гораздо более существенными, чем говорят цифры, полученные после проведенных недавно оценок, и это еще больше ухудшит ситуацию с ограничением кредитования.

В-четвертых, увеличение числа потерянных рабочих мест ведёт к возрастанию спроса на протекционистские мероприятия, так как на правительства оказывается давление с целью сохранения отечественных рабочих мест. Мировая торговля и без того подорвана, а эти меры грозят дальнейшим усугублением ситуации.

В-пятых, чем выше поднимается уровень безработицы, тем больше окажется дефицит бюджета, поскольку автоматические стабилизаторы снижают доходные статьи и увеличивают расходные (например, пособия по безработице). Таким образом, уже сейчас неприемлемая ситуация с финансами в США, с дефицитом бюджета, составляющим более 10% от ВВП, а также с государственным долгом, который, как предполагается, увеличится вдвое как часть ВВП к 2014 году, становится всё более и более сложной.

Всё это ведёт к политической дилемме: растущий уровень безработицы подталкивает политиков в США и других странах взять на вооружение дополнительные программы по финансовому воздействию для того, чтобы стимулировать уменьшающийся спрос и поднять снижающийся уровень занятости. Но, несмотря на стойкое давление дефляционных сил вплоть до 2010 года и после, растущий бюджетный дефицит, а также слишком дорогая цена, которую приходится платить за поддержку финансового сектора, вкупе с продолжающейся денежной эмиссией для покрытия дефицита и, в конечном счёте, наличие неприемлемых уровней государственного долга — всё это приведёт к гораздо большей инфляции, чем прогнозировалось. А это, в свою очередь, повысит процентные ставки, которые «задушат» оздоровление частного спроса.

Таким образом, в то время как дальнейшие программы финансовой помощи представляются необходимыми для прекращения затянувшегося экономического спада, правительства государств с трудом могут позволить себе это — их будут осуждать и проклинать независимо от того, будут ли они проводить эти мероприятия или нет. Если, подобно Японии в конце 90-х или США в 1937 году, они всерьёз признают опасность больших дефицитов и оперативно повысят налоги и снизят расходы, то их экономики смогут побороть спад. Но рецессия также может иметь место, если дефицитам позволят «нагнаиваться» или же они будут увеличиваться в рамках дополнительных стимулов по обеспечению рабочими местами и увеличению роста, поскольку появление «виджиланте» на рынке ценных бумаг с фиксированным доходом может спровоцировать рост стоимости кредитов.

Следовательно, даже если увеличивающаяся безработица наносит урон сфере потребления, ценам на жильё, банковским балансам, стимулированию и поддержке свободной торговли, а также государственным финансам, возможность дальнейших стимулирующих финансовых программ становится всё более и более стеснённой. И действительно, не только в правительства попадают финансовые «пули», такие как растущий долг, но и у денежно-кредитной политики не хватает «тяги» для того, чтобы «вытянуть» неплатёжеспособные экономики, имеющие проблемы с ликвидностью и не только. И даже хуже — в среднесрочном периоде денежно-кредитное бремя и обладание избыточными денежными массами может привести к риску значительной инфляции.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что сейчас мы являемся свидетелями существенной корректировки на рынках акционерного капитала, кредитов и предметов потребления. Нерациональное изобилие, которое привело к трёхмесячной понижательной тенденции на рынках (т.е., к медвежьим рынкам) весной, сейчас отрезвляет сознание инвесторов и даёт понимание того, что мировой экономический спад не закончится к концу этого года и что оздоровление будет весьма вялым, а также что оно будет проходить значительно медленнее, чем предполагалось. Они также осознали, что опасность наступления двойной (W-образной рецессии) возрастает.
Нуриель Рубини
Автор — Нуриель Рубини — профессор экономики в Школе бизнеса Стерн при Нью-Йоркском университете и председатель экономической консалтинговой службы RGE Monitor.