. Борис Петров. Если б я был султан…

Почему у еврея всего одна жена?

Наверняка вы помните песню из кинофильма «Кавказская пленница» о желании иметь трех жен. А ещё вспоминается милый анекдот на ту же тему: «Было бы у меня три жены… Тогда первой я бы сказал, что пошёл ко второй, второй —  что пошёл к третьей, третьей — что пошёл к первой. А сам бы завалился спать».

Но это тематика чисто восточная, а у нас с вами, как никак, европейская ментальность. И у тех, кто приехал из Баку или Ташкента — тоже. Потому что мы всё же евреи, а не мусульмане. Да и приехали мы из бывшего СССР, где даже в Средней Азии последние восемьдесят лет по закону был только моногамный брак.
А может, и хорошо, что жена —  одна? Представьте себе лицо чиновницы из арбайтсамта, если бы к ней в кабинет ввалился еврей-эмигрант с тремя жёнами и кучей детишек…
Но всегда ли было так? Вспомним, что наш праотец Иаков дважды женился в течение всего одной недели. И у царя Давида не всё гладко было с жёнами, особенно с Вирсавией. А уж царь Соломон вообще в книге рекордов Гиннеса, и по количеству жён его  пока ещё никто не обскакал.
Да кто же это решил для евреев, чтобы только одна жена? Наверняка ведь какой-то старик, который и с одной-то справиться не мог. В Советском Союзе существовал порядок, что в гостиничном номере с девушкой можно было находиться только до одиннадцати ночи. На что сатирик Михаил Задорнов съязвил, дескать, это придумал человек, который сам мог с девушками только до одиннадцати. Продолжаем рассуждать: «Если бы не этот старик, то сейчас евреев на земле было бы больше, чем китайцев!» А ведь в Шульхан арухе — своде еврейских законов — записано, что по Торе еврей может жениться на нескольких женщинах, если сумеет соблюсти все условия каждого брачного договора (Эвен аэзер 1:9). Мудрецы советовали, однако, не брать больше четырёх жён. Но чтобы всего одну — этого раньше не было.
В поддержку запрета многоженства приводились разные доводы. Одни мудрецы утверждают, что многожёнство часто порождает неуважение к женщине. Другие говорят, что запрет призван сохранить мир в семье. Но всё-таки главной причиной было то, что при усиливавшихся гонениях даже богатый еврей в одночасье мог потерять всё своё состояние. Ведь после разрушения Второго Храма евреи вынуждены  постоянно скитаться по разным странам. А мужчина-еврей в соответствии с Торой обязан не только наплодить детей, но и  вырастить их, и дать полноценное еврейское воспитание и образование. К тому же, если еврей находил себе новую жёну в очередной стране пребывания, то существовала вероятность, что их дети от разных браков, не зная, что они родственники по отцовской линии, могли пережениться.
До введения запрета (херема) многожёнства существовал ряд промежуточных положений. Разрешалось, например, уже женатому еврею жениться на вдове умершего брата. Разрешалось также в странах, где у неевреев было многожёнство (но запрещалось там, где у коренных жителей многожёнство осуждалось). Это положение было в полном соответствии с «Пиркей авот» («Поучения отцов»), где даётся совет евреям с целью самосохранения  не выделяться в странах галута среди основной массы населения.
Так всё же, кем было узаконено, что еврей должен иметь только одну жену? Его имя известно. Это был Рабейну Гершом — Меор Агола (Светоч Диаспоры), выдающаяся фигура среди мудрецов Германии и Франции (умер в 1040 г.  н.э.). Рабейну Гершом провёл ряд постановлений, которые сохраняют свою силу и в наши дни. Среди них и запрет многожёнства, а также запрет развода без согласия жены. Эти постановления были безоговорочно приняты всеми еврейскими общинами Европы.

Запрет многожёнства — временный или навечно? Ответ: временный, так как его в Торе нет, а добавлять новые, то есть «подправлять» Тору, запрещено. Оказывается, запрет многожёнства был установлен Рабейну Гершомом лишь до конца пятого тысячелетия (от сотворения мира), о чём указано в Шульхан арухе. То есть, запрет закончился в 1240 году, 767 лет назад. Но мудрецы того времени его продлили на неопределённый срок.
Не все авторитеты религиозного мира поддерживали это решение. Известно, например, что Виленский Гаон Раби Элияу (1720-1797) говорил: «Если бы я только смог, то оторвался бы от всех дел и ходил из города в город, чтобы отменить запрет Рабейну Гершома и разрешить иметь двух жён».
На сегодняшний день существует несколько способов отменить херем через раввинский суд, но не «вообще», а для какого-то конкретного брака. Но нужно учесть, что по законам Германии, Израиля, США и множества других стран мужчина, заключивший второй брак без расторжения первого, может оказаться на скамье подсудимых. «Статью» двоежёнцам никто не отменял. И этот довод против многоженства весомей многих других.
Так что чиновникам из социальных служб Аугсбурга, Нюрнберга или Мюнхена пока нет оснований опасаться, что к ним станут приходить за пособием евреи, обремененные гаремами, с кучей детишек от разных жен. Да и султаны  среди нас как-то не попадаются…
Борис Петров,  Нюрнберг

Другие сообщения в рубрике «Религия»: