. Город в кратере

Получают ли аисты Нёрдлингена Kindergeld?

Ровно пятнадцать миллионов лет тому назад (и ни годом раньше) произошло событие, потрясшее землю. В самом прямом смысле этого слова. В районе, где сегодня находится маленький уютный пряничный городок Нердлинген, упал метеорит. Было громко, как будто одновременно были сброшены 250 тыс. атомных хиросимских бомб. В центре падения возник «атомный гриб», росший в течение двадцати секунд. В результате возник кратер периметром 13 км и глубиной 4,5 км. Расплавленная масса разлетелась на расстояние почти 100 км: если бы в это время на Цугшпитце стоял мамонт, то осколки точно задели бы его бивни. Облако, осев и уплотнившись, образовало камень под названием швабенштайн, который спустя 15 млн. лет очень ценили римляне, основавшие здесь поселение, потом ценили средневековые нердлиджане, построив из него главную церковь им. Св. Георга, да и сегодняшние жители города предпочитают при строительстве мостовых использовать свои местные материалы.

nrdl-bashnja
Löpsinger Tor. Одна из прекрасно сохранившихся сторожевых башен города.


Сегодня Риз (так называется место падения метеорита) — самый изученный метеоритный кратер на земле. В городке с населением 20 000 человек существует даже музей этого метеорита и научно-исследовательский центр. Но метеорит — далеко не все, что может предложить этот городок туристу, который совсем не случайно в него забрел. Город находится на одной из самых знаменитых немецких дорог. Если вам не чужда романтика, если у вас при этом слове в голове возникают какие-то картинки типа «Людвиг II», Нойшванштайн, миннезингеры, то вы сидите в «правильном» автобусе, который продвигается по «Романтической дороге» и съезжает с нее на указателе «Nördlingen».

Почти весь старый город находится внутри крепостного кольца. Местные жители с гордостью сообщат вам, что это — единственная стена в Европе (ну, хорошо, пусть в Южной Германии!), сохранившаяся полностью, гуляя по которой, можно обойти весь город. В центре этого кольца — два здания, необходимые для нормального функционирования субъекта права под названием город: церковь и ратуша. Светская и религиозная власти соседствуют. Причем у первой зона влияния явно больше по понятным причинам. В церкви Cв. Георга, которую венчает башня 90-метровой высоты (опять же одна из самых высоких, самых красивых, самых, самых — меньше пяти эпитетов превосходной степени в местных путеводителях не употребляется!) — пусто, и можно близко рассмотреть шедевры, которые присутствуют здесь. Церковь была построена в первой трети XV века, когда население города выросло и не помещалось в тесных пространствах романской церкви, стоявшей на этом месте.

nrdl-s-pano
Собор Св. Георгия на главной площади Нёрдлингена.

Башня с колокольней была возведена позже. Откуда взялось ее название «Данилова башня» (Daniel), сегодня никто толком объяснить не может. Возможно, цитата из Библии «Даниил 2, 48» послужила одним из источников: «Тогда возвысил царь Даниила и дал ему много больших подарков, и поставил его над всею областью Вавилонскою и главным начальником над всеми мудрецами …» В такой трактовке нердлинский «Даниэль», конечно же, «управляет» и царит в местном пейзаже. Это не просто самая высокая вертикаль местности — в позднем средневековье она помогала городу выжить: с ее вершин два стражника, которые несли вахту день и ночь, могли видеть приближающегося врага. Не исключено, что их бдительности город обязан тем, что город (примерно 9000 населения) в течение трех недель смог нести оборону против 33-тысячной армии во время знаменитой битвы под Нердлингеном в 1634 году (тридцатилетняя война). И сегодня с 22.00 до 24.00 каждые полчаса по традиции с «Даниила» раздается крик стражника: «В городе все в порядке/ So G’sell so!»

Напротив — здание ратуши. Сначала оно принадлежало знаменитой дворянской семье графов Еттингенов. Но уже к концу XV века стало частью городского «инвентаря». В городе, сплошь заполненном «фахверковыми» постройками, здание отличается лишь размерами: выше, больше чем частные домики. Особая примета — каменная лестница, изготовленная мастером Вальбергером из того самого швабенштайна 15-миллионной давности. Она ядемонстрирует, как в маленький город, несмотря на высокие крепостные стены, проникали различные влияния: в архитектуре смешались черты французского Ренессанса, местной готики и даже каких-то мавританских «напевов». А под лестницей находилась тюрьма: в комнаты без окон, глухие и темные, помещались преступники, совершившие тяжелые проступки, в комнаты с решетками на маленьких окнах — мелкие воришки. Каменная доска с изображением шута и надписью «Nun sind unser zwey»  указывает на место содержания средневековых правонарушителей.

nrdl-aist01
Официальный Городской Аист на крыше «Танцевально-хлебного дома» (Tanz- und Brothaus).

Рядом — бывший танцевальный дом. Построенный всего за два года (1442-44), он служил местом ночлега важных гостей города. Здесь также проводились балы. Существенно позже первый этаж дома отдали булочникам и пекарям, чтобы они могли продавать здесь хлеб. Отсюда — другое название дома «Brothaus» (булочная). Но самая главная примета сегодняшнего «танцевального зала» — аисты, живущие на его крыше. Мы долго наблюдали за их передвижениями: один улетал, прилетал, потом улетал другой. В гнезде явно сидели птенцы. Замечательный символ есть у города — символ будущего. Поинтересоваться бы статистикой рождаемости. Ведь если аисты находятся на содержании города, т.е. получают свой «аистиный» Kindergeld, то перспективы роста населения в бывшем кратере точно есть. Посмотрим на статистику рождаемости через несколько лет.

Другие материалы из рубрики «Романтическая дорога» читайте здесь: